Меню сайта


Фанфикшн


Медиа



Творчество


Актёры



Поиск по сайту




Статистика:



Дружественные
проекты


Twilight Diaries - Сумеречные Дневники: неканоничные пейринги саги Стефани Майер в нашем творчестве





Главная » Фанфики
[ Добавить главу ]




Загадки Турандот




Глава 7 (2)




Той же ночью, разбирая вместе с Каем деловые бумаги в своем кабинете, он все не мог оставить размышления о событиях сегодняшнего вечера. Как правило, работа помогала – отличное лекарство от тоски, сомнений и ненужных мыслей, но не сегодня. Отчаявшись сосредоточиться, Аро откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Кай выжидательно смотрел на брата. Тот наконец сказал:

- Я встретил Калленов сегодня.

- В театре?

- Да, после спектакля.

Кай усмехнулся – в который раз за эти проклятые сутки:

- Неудивительно. Карлайл и его жена – одни из самых давних ее поклонников. А еще Розали и этот мальчишка, как бишь его имя – Эдмунд? Эммет? – он на мгновение нахмурился, затем в притворной радости хлопнул себя по лбу:

- Эдвард! Я все же вспомнил, черт возьми!

Аро не улыбнулся – все то же сумрачное выражение осталось на его лице.

- Как странно, что я этого не знал, - проговорил он.

- Ничуть не странно, - возразил ему брат, - ты многого не знал, пока тебя не угораздило поехать на премьеру «Турандот». И, если помнишь, ты не любил немецкой музыки, - Кай не был бы собой, если б сдержал свое желание поддеть. – И все-таки, ты крайне пасмурен. Позволь, я догадаюсь… Карлайл удостоился улыбки? О, чувствую, что даже не одной, - заключил он, заметив, как Аро сжал губы. – Ну что же, теперь у тебя появился еще один повод его уничтожить.

Ответная улыбка Аро сочилась ядом:

- Твое пристрастие к насилию когда-нибудь тебя погубит, - покачал он головой.

-Тебя твое великодушие погубит еще раньше, - парировал Кай. – Идеи Калленов опасны. Я уж не говорю о том, что сам их образ жизни противоестественен. Ты мог пересечь все это на корню еще несколько столетий тому назад, не дав им превратиться в могущественный клан. Теперь же…

- Оставим это, - прервал его Аро тем тоном, который ясно говорил, что терпение владыки наисходе.

 - Как пожелаешь, - с внезапной легкостью согласился Кай.

Они работали в молчании еще несколько часов, и наконец Кай поднялся.

- Довольно на сегодня, - сказал он. – продолжим утром. Одно только слово: берегитесь ревности, синьор, то чудище с зелеными глазами…

- Глумящееся над своей добычей, - Аро поморщился, - я помню.

- Так помни же вдобавок и о том, что она ничего тебе не обещала, - прибавил Кай, понизив голос. – Оставляю тебя наедине с твоими мыслями, брат мой, меня ждет Афинодора, - вампир нарочито церемонно поклонился, и с этими словами покинул комнату.

 Оставшись один, Аро раздраженным жестом отпихнул бумаги от себя и подошел к окну.  Он размышлял над словами брата, и телефон, лежащий на столе, притягивал взгляд помимо воли. Стрелка на старинных часах неумолимо приближалась к цифре пять. Уже почти утро, но все-таки еще слишком рано. Она наверняка спит и не поднимет трубку, а коли так… И вдруг звонок разорвал тшину, мгновенно положив конец сомнениям. Аро ответил, не колеблясь:

- В такой час вам следует спать, - сказал он по-латыни.

- Пожалуй, буду вежлива: не стану говорить, что делать вам, - был язвительный ответ.

- Как мило с вашей стороны.

- Мило? Это ново, - протянула она, - таким эпитетом мои слова еще не награждали.

- Я буду первым, стало быть.

- Войдете в историю.

Стерва. Но есть же способы укрощать и таких… Эта мысль была прервана:

- У меня для вас подарок, - небрежно проронил лукавый голос, - но боюсь, что не смогу вручить его вам ранее января. Наберитесь терпения.

- Подарок? – усмехнулся вампир, - Как интригующе. Но вам ведь достоверно неизвестны мои вкусы…

Она перебила его скучающим тоном:

- Известны хотя бы в одном – вы явно предпочитаете блондинок, -  в голосе ее послышался смешок, – И в этом не оригинальны. С чего мне ожидать от вас сюрпризов в остальном?

Аро сжал зубы, однако предпочел оставить колкость без внимания:

- Вы были необыкновенно хороши вчерашним вечером. Хотел сказать вам это раньше, но вы не оставили мне шанса.

- Благодарю, - ответила она прохладным тоном, - Однако же, должна заметить, вчера вечером вы были заняты вещами куда более интересными, чем произнесение скучных комплиментов. У вас нет причин жаловаться.

Эта ремарка и уязвила его, и позабавила одновременно. Он рассмеялся:

- Да, ваша правда – причин нет.

- И превосходно. Я всегда с особым тщанием забочусь о комфорте моих слушателей.

- К слову о подарках… Ваш вчерашний танец заслуживает награды более значительной, чем простая похвала.

- О чем вы? – поинтересовался голос, в котором наконец скользнул оттенок подлинного любопытства.

- Вы слышали меня. Что вы хотите за свое искусство?

- Голову вашей жены, - пропел этот холодный голос почти ласково, и Аро был готов поклясться, что в этот миг улыбка -  манящая и злая, та самая, что привлекла его в тот первый вечер, возникла на ее лице, - На серебряном блюде. Серебро прекрасно оттенит цвет ее волос.

- Как любопытно, - проговорил Аро, оправившись от шока, - Она желает вашу. Кому из вас двоих мне угодить?

- Решайте, - был равнодушный ответ, - У вас в достатке времени на это. 

***

Окончив разговор и подавив желание разбить треклятый кусок пластика вторично, Аро покинул кабинет и поднялся на следующий этаж – в картинную галерею. В который раз осматривая свои сокровища, он размышлял. Аро был восприимчив к искусству – редкое качество для личности столь прагматичной, - и к живописи более всего. Даже музыка не всегда пробуждала в нем ту же глубину чувств, что визуальные образы. Свет в галерее не гас никогда – сюда неимоверными усилиями провели электричество, и каждая из бесчисленных картин коллекции была вырвана из мрака при помощи отдельного светильника, а узкие окна - плотно закрыты внутренними ставнями, чтоб краски не блекли под гнетом безжалостного апеннинского солнца. Аро особенно любил картины Караваджо – эти фигуры, выступающие из темноты, цвета - яркие и мрачные одновременно, и атмосферу страха и тоски, что пропитала едва ли не каждое из этих полотен. Жемчужина его коллекции, «Юдифь, убивающая Олоферна», была помещена в самом конце галереи, ее траурный фон почти сливался с мраком помещения. В отличие от большинства работ с этим сюжетом, здесь изображен сам момент убийства: из шеи Олоферна хлещет кровь, глаза полны страдания и страха, и златовласая Юдифь – прекраснее небесных ангелов, держащая его за волосы одной рукой, кромсает плоть жертвы клинком. Она чуть отодвинулась, вертикальная морщинка пересекает гладкий лоб, и нежное лицо почти кривится в гримасе отвращения. Старуха же, стоящая по правую руку, смотрит жадно – она ждет, когда же наконец голова отделится от тела и займет свое место в холщовом мешке.

 Принцесса Турандот не стала бы кривиться или отступать – она б рассекла шею одним взмахом, и без брезгливости, без страха рассмотрела бы свою добычу, словно Персей – голову Медузы Горгоны. Она б не прятала ее в мешке, а пронесла бы гордо перед всеми, подняв в воздух. И все бы расступались перед ней – иные в страхе, а иные в восхищении, и алые глаза горели б сатанинским пламенем.

 Стоило ему о ней подумать, как тотчас будто волна жаркого дыхания обдала скулу, и мелодичный, чистый голос шепнул в ухо: «Загадок три, а смерть одна». Аро смотрел – смотрел на поток крови, пятнающий ложе Олоферна, на бледный лик Юдифи, сосредоточенной в своем усилии, и на багряные ткани шатра, несколькими мазками выхваченные из общей черноты фона. Да, смерть одна для всех, и для вампиров тоже. «И для твоей жены. И даже для тебя», - опять шепнул все тот же голос. «Да, даже для меня», - согласился он мысленно. Черты Олоферна расплылись, исчезли, и вместо них Аро увидел на картине собственное лицо. Но тотчас, разгневанный, прогнал морок прочь. И на мгновение вообразил ее – восковая кожа, закатившиеся глаза, река крови льется из разорванного горла. Он представлял этот вкус, почти ощущал его на языке – соленый и в то же время сладкий, сладкий, как мед в его человеческой жизни, чью сладость он все еще помнил, хоть смутно.  Он может сделать это с ней в любой момент – в любой, когда только захочет. Одно его движение – и она мертва. Так и с Сульпицией. Так было и с его сестрой. Аро не любит вспоминать об этом, но иногда, в подобные минуты, воспоминание помогает мыслить ясно. Контроль по-прежнему в его руках, хоть Кай, похоже, думает иначе…

 Змея, услышь она такое, скривила бы бледные губы в ухмылке. В Париже, в своей квартире с окнами на Пляс де Вож она, не зажигая света, заканчивала ранний завтрак. Пригубив водянистый чай – режим не позволял ни крепкой заварки, ни кофе, - поставила чашку на блюдце и вышла на балкон, накинув шаль. В начале сентября в Париже ночи бывают прохладны. Сегодня это было кстати – воздух мгновенно освежил, прогнал вдоль позвоночника волну мурашек, и ноющая боль в висках прошла, оставив голову ясной и легкой. Она никогда не любила этот город, в особенности – серые парижские рассветы. На горизонте вот-вот встанет солнце, и алая полоска уже прорезала синюю мглу. В комнате звучала тихая музыка – виниловая пластинка проигрывалась с едва заметным шорохом. Вот сигарета покинула пачку, щелкнула зажигалка, и струйка дыма потянулась в воздух. Она курила, глядя на пустынную площадь, город потихоньку просыпался, нарастал гул машин, и Каллас* пела о надежде, горе и тоске. Она курила редко, и каждый раз испытывала наслаждение. Конечно, ей не следовало делать этого накануне репетиции, но она не смогла удержаться. В Италии ее называли ослепительной, и нынешним вечером она будет блистать. О, да – крохотная доза никотина не помеха. Ария близилась к концу, и голос Каллас взлетел в финальном форте – сигарета закончилась, оставив горьковатый привкус. Она вернулась в комнату, чтоб выключить электрофон,** взгляд обратился к репродукции, висевшей на стене. «Медуза» Караваджо – отрубленная голова, из шеи все еще стекает кровь, лицо искажено гримасой, мертвые волосы-змеи повисли, как плети. Ход был сделан, теперь – его черед. «У тебя нет власти надо мною, кроме той, что ты себе вообразил. И я не отступлю, кем бы ты ни был».


- Ты привез мне автограф? – задал вопрос Эдвард, едва Карлайл показался в дверях гостиной. Тот слабо улыбнулся: 

- Да, - ответил он, протягивая программку. 

Эдвард почти выхватил из его пальцев тонкую брошюру и принялся изучать надпись, сделанную прямо под названием оперы – тонко, но в то же время твердо прописанные буквы, почерк ровный и четкий: «Эдварду Энтони Каллену с наилучшими пожеланиями. Сольвейг Нильссон». Дальше шла дата и подпись. Эдвард провел по строчкам пальцами почти благоговейным жестом, а затем поднес к губам бумагу, вдыхая запах. Взгляд его при этом сделался мечтательным:

- Она сказала что-нибудь?

Карлайл лишь вздохнул:

- Спросила твое имя, когда я упомянул, что прошу автограф для своего сына, и затем уточнила, не тот ли это милый молодой человек, который был со мною на «Электре» четыре месяца назад, но так и не решился подойти после представления.

Если бы вампиры могли краснеть, в эту минуту Эдвард напоминал бы цветом мак.

- Не думал, что она меня запомнит.

- У нее отличная память на лица, - возразил Карлайл, - а у нас были места в ложе над сценой.

Эдвард кивнул:

- Я помню.

Он продолжал держать в руках брошюру так бережно, что Карлайл не сомневался - вскоре эти несколько листов бумаги будут помещены в рамку и займут достойное место в комнате его приемного сына рядом с дисками и фотографиями. Нельзя сказать, чтоб эта привязанность не беспокоила его – уж слишком Эдвард был меланхоличен. И слишком уж любил мечтать.*** 


 *Мария Каллас (2 декабря 1923 — 16 сентября 1977) - оперная певица (сопрано), одна из величайших певиц ХХ века. 

**Устройство для проигрывания виниловых пластинок. 

*** События происходят еще до встречи с Беллой.

Картины, о которых идет речь: http://smallbay.ru/artbarocco/caravaggio_12.html,

http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Medusa_by_Carvaggio.jpg?uselang=ru

И саундтрек к картинам - обязательно включите Баха, глядя на Юдифь – впечатления обеспечены :)  http://www.youtube.com/watch?v=ho9rZjlsyYY,

Каллас тут: http://www.youtube.com/watch?v=uIOifQrFtmU









           
            Дата: 06.10.2013 | Автор: Annet




Всего комментариев: 29

1 2 3 »

1 490827   (07.10.2013 10:27)
Ура! Очень интригующе! Я с нетерпением буду ждать продолжения!




2 Мирей   (07.10.2013 20:07)
Мне кажется или Сольвейг открыто хамит Аро? Даже странно, что тот это терпит..




3 Annet86   (07.10.2013 22:06)
Мирей, да в принципе нет. Что именно вам показалось хамским?
Насчет того, как терпит... Думаю, его это забавляет. Когда в уши льют сплошную патоку, то это начинает утомлять. Кай, конечно, разбавляет сладость, но Кай это Кай, а тут, можно сказать, пища )))




4 490827   (08.10.2013 10:38)
Мне очень нравится, как диалоги идут! Слова очень хорошо подобраны.




5 Annet86   (08.10.2013 22:35)
Спасибо. Вот сижу, ищу признаки хамства. Не нахожу, вроде. Или это у меня уже вкус хромает? Резковато - возможно, но не по-хамски.




6 490827   (09.10.2013 10:37)
Я ничего хамского не нахожу. Да, я соглашусь, что она с ним говорит немного резковато, но никак не по хамски. Но Сольвейг ,ведь, не должна ему комплименты сыпать или льстить. Мне она тем и нравится, что не льстит, а ведет себя вполне достойно.




7 Мирей   (09.10.2013 19:52)
Ну, если сказать про предложение подать голову жены ей на блюде, что это не хамство, то не знаю... Работа очень нравится, но здесь несколько перегнули палку...




8 490827   (10.10.2013 05:48)
Может она просто считает, что она ничуть не ниже Аро, а на том же уровне, что и он... Мне кажется, что будь другая героиня на месте Сольвейг, она бы себя так вести побоялась. А Сольвейг, наверное, тем и отличается, что не боится ему так сказать. Аро именно это в ней и привлекает. Сольвейг в некоторой степени властная. Я думаю, что она любит ставить условия кому-то, нежели выполнять чьи-то. В прочем, как и Аро. А будь она другой, Аро бы уже не понравилось. Но это я так считаю. smile




9 Annet86   (10.10.2013 08:09)
Мирей, да нет, это просто аллегория - Саломея попросила голову Иоанна Крестителя, ну а она - голову Сульпиции. Такое злое остроумие, никто ведь не говорит об исполнении просьбы в буквальном смысле )) Плюс, она еще раз намекнула, что наличие жены ее все-таки волнует, что бы она там ни говорила, и ревность есть (а ему это льстит). 

490827, она знаменитая певица и привыкла, что перед ней падают ниц (также, как к этому привык Аро, кстати). Плюс в силу своего богатства и положения она также привыкла и к власти. С чего бы ей считать себя ниже его? А для Аро развлечение - еда, которая, которая его не боится. )) Не думаю, что ему часто такое встречалось (если встречалось вообще). Потом, насчет его терпения - по канону Вольтури не ценят жизнь человека, исключение составляют выдающиеся ученые и люди искусства. А она как раз относится к последним. Ну а характер - да ))) Как и  у всех примадонн (взять хоть Марию Каллас).




10 490827   (10.10.2013 10:41)
Annet86, я о чем и говорю, что она не считает себя ниже его. А почему, вы уже сами сказали.)) Я с вашими доводами абсолютно согласна.



1-10 11-20 21-26

Оставить комментарий:


Последние комментарии:

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Так жаль, что Нирелли пропала.

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Да, бесспорно хорошая работа.

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Аа, понятно, я как-то давно фанфики не читала, этот раз думала вот, что бы почитать, ну и как-то вернулась, вот так и вышло wink

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Автора нет на сайте уже четыре года... (

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Может быть Вы допишете фанф?

Предыдущие комменты...
Обновления в фанфиках:

Любовь вампира Глава 17 (0)
Любовь вампира Глава 16 (0)
Любовь вампира Глава 15 (0)
Любовь вампира Глава 14 (0)
Огонь и Лёд Глава 42 (0)
Огонь и Лёд Глава 41 (0)
Огонь и Лёд Глава 40 (0)
Огонь и Лёд Глава 39 (0)
Огонь и Лёд Глава 38 (0)


Лучшие комментаторы:

  • Розовый_динозаврик (2449)
  • Кристалик (1553)
  • Lis@ (1547)
  • Эске (1545)
  • Jewel (1297)
  • Orpheus (1109)
  • Anabel (922)
  • ElieAngst (832)
  • ВИКТОРИЯ_ВОЛЬТУРИ (799)
  • BeautifulElfy (757)


  • Copyright Волтуримания © 2010-2017

    Сделать бесплатный сайт с uCoz



    Фото галерея





    На форуме сейчас обсуждают:


  • "Сверхестественное"
  • Кино
  • Физиология вампира
  • Джейн
  • Игра "Хвост"


  • Мини-чат


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Сейчас на сайте:


    Реклама фанфиков

    Прежде чем кинуться в пучину темных вод, чтобы навсегда остаться в царстве Аида, подумай, не забыл ли ты что-то очень важное в земном мире? Пока еще не поздно, вернись назад, к солнцу.
    Бронза конкурса "Там, на неведомых дорожках".

    Добавить рекламу