Меню сайта


Фанфикшн


Медиа



Творчество


Актёры



Поиск по сайту




Статистика:



Дружественные
проекты


Twilight Diaries - Сумеречные Дневники: неканоничные пейринги саги Стефани Майер в нашем творчестве





Главная » Фанфики [ Добавить новый фанфик ]  [ Добавить главу ]




Прислушиваясь к голосу сердца

Автор:
NafNafa
Жанр: Гет, Драма, Даркфик
Пейринг: Кайус/Афинодора
Рейтинг: R
Размер: Мини
Предупреждения: ООС, насилие
Статус: Закончен

Саммари: Тишину ночного замка разрывал утробный крик. Это был зов о помощи, мольба, плач. Все, абсолютно все знали чего стоило их королеве каждая из этих ночей. Она знает, что если перестанет бороться, то возможно, все прекратится, но этого не будет. Она не хочет стать безмолвной куклой, не хочет быть марионеткой в чужих руках, быть каждый раз униженной. И поэтому борется из последних сил.

Любовь – дитя иллюзии и одновременно мать разочарования.

Мигель де Унамуно


Светловолосый правитель нервно мерил шагами тронный зал, сгорая от негодования и злобы. Его раздражало, что уже в который раз его мнением пренебрегли. Он был уверен, что эти самонадеянные бунтари, решившие, что могут идти против закона и воли правителей, заслуживают смерти. Тем более смертная, человеческое отродье. Старейшина гневно посмотрел на соправителя, что все это время просто наблюдал, как ярость съедает брата, и на лице его сверкала все та же нахальная улыбка, ведь как известно, последнее слово всегда остается за негласным лидером. Не выдержав этой довольной ухмылки, правитель злобно прорычал и вылетел из зала, направляясь в свой кабинет.

Женщина, которая смиренно стояла за троном мужа, с ужасом следила за происходящим. Ей прекрасно известно, на что способен супруг, пребывая в таком состоянии, и от этого по коже проходил мороз. Единственное, чего она желала сейчас, это чтобы он не пришел к ней сегодня, чтобы забыться в ее объятьях, ведь это каждый раз становится смертельным для нее. Этот правитель никогда не отличался особой нежностью по отношению к другим, включая ее. Здесь она всего лишь часть интерьера, красивое приложение, подходящая по характеру и качествам, но не более. Она проводила мужчину тревожным взглядом и встретилась глазами со своей подругой - женой другого правителя, которая мысленно уже жалела ее, и сострадание отражалось на прекрасном лице. Глубоко вздохнув, женщина направилась к двери, ведь делать здесь ей уже нечего.

Стоя у окна в своих покоях, она размышляла над сегодняшним событием. Этот молодой вампир позволил себе влюбиться в смертную, нарушая все законы, открылся ей и пришел просить смерти, просить смерти... Он не смог бы прожить без любимой, его существование закончилось с её последним вдохом, он умер вместе с ней. Какой смысл влачить свое существование с огромной пустотой внутри, что сжирает тебя, твое сознание? Она жалела его, завидовала той девушке, что посчастливилось встретить такую любовь. Любовь. Ей казалось раньше, что это все выдумки, придуманная обманка несчастных людишек, единственное их успокоение в жизни. Все, что написано в романах лучших писателей - это только плод воображения и не более. Но сегодня ей предстало доказательство, что действительно такое возможно. Возможно, но не с ней...

Она подписала себе приговор, когда впервые пересекла порог этого замка. Вернуть бы время вспять, но это невозможно. Она бы многое исправила, многого не допустила бы. Хотя в этих стенах не ей решать свою судьбу. Теперь она подчинена другим законам, законам своего мужа - господина ее тела и души до скончания времен. Он не отличался особым вниманием к ней, не говорил красивых слов, не делал приятных жестов. Вряд ли этот мужчина вообще проникся к ней чувствами, если только похотью по началу, а теперь всего лишь привычка. Иногда его грубость доходила до невозможного. Ей приходилось испытывать на себе всю его ярость, злобу, силу, как моральную, так и физическую. Он никогда не извинялся за содеянное, только изредка сожалеюще смотрел на израненное женское тело, которое за столько столетий было усыпано шрамами от его клыков не меньше, чем он сам, но с той лишь разницей, что такие же следы остаются на ее трепетной душе. Бывали дни, когда ей приходилось вспоминать его другого, еще до свадьбы. Это были такие редкие моменты, что, кажется, это только плод ее воображения, ее мечты и выдумки, средство избежать реальности. И смотря сегодня на эту пару юных влюбленных, ей вспомнилась другая жизнь.

- Афинодора. - Окликнул девушку приятный тембр мужского голоса. Она обернулась и склонила голову пред ним.

- Мой господин, - мужчина улыбнулся этой фразе. Ему нравилось, когда к нему так обращались, особенно она, но теперь ее статус позволял избавиться от фамильярности.

- Ты можешь называть меня просто по имени. - Пояснил он ей, подходя ближе. Девушка вновь преклонилась пред ним, смущенно улыбаясь. Эта скромность подкупала мужчину, от чего из всех своих фавориток только ее он решил сделать своей супругой. Она была отличным дополнением к нему: внутренние качества такие, как кротость, молчаливость, смирение - полностью дополняли ее внешний облик, который был несомненно прекрасным. Мужчина подошел еще ближе и, обойдя девушку, откинул густую капну волос ей на плечо. Она невольно вздрогнула от его прикосновений, ведь прежде он никогда не позволял себе этого. Послышался звон цепочки, и через несколько секунд девушка ощутила украшение на своей тонкой шейке. Обведя пальчиками контур изделия, улыбнулась такому приятному подарку. Это был рубиновый кулон, довольно изящный и элегантный, не вычурный, в меру благородный, и как ничто другое, подходящий к ее цвету глаз. Чувствовалось прикосновение губ к нежной коже, от которого девушка вздрогнула, никак не ожидая такой близости. Ее аромат был самым прелестным, что довелось ощущать правителю, и хотелось вновь и вновь прикасаться к ней. Но еще не время, нужно подождать, ведь мужчина не хотел обесчестить свою невесту. Он развернул ее к себе лицом, чтобы заглянуть в багряные глаза. В них читался страх и любопытство, отчасти благодарность, и мужчина улыбнулся своей даме.

- Оно прекрасно подходит к твоим глазам. - Констатировал правитель, рассматривая украшение.

- Спасибо за подарок. - Пролепетала девушка, потупив смущенный взор. Двумя пальцами подняв ее за подбородок, правитель вновь заставил взглянуть на него. Ей не приходилось еще задерживать свой взгляд на его лице так долго, но это дало возможность более детально оценить внешность будущего супруга. Он несомненно был красив и внешне притягателен, но она знала, что слывет мужчина больше своим вспыльчивым нравом, нежели природной красотой. Ей было страшно, ведь ничего толком неизвестно о нем, но она никогда не осмелится заговорить первой. Чувствовалось его теплое неровное дыхание, от чего страх прокрадывался все сильнее в сердце. Слишком близко. Мужчина подался вперед, наслаждаясь ее смятением и сознательно оттягивая момент этой близости. Следил за ее глазами, в которых плескалось любопытство, но больше трепет. Припухлые девичьи губки немного дрогнули, томясь в ожидании. Хищная улыбка озарила лицо мужчины, и он подался еще ближе, но девушка отшатнулась от такого напора. Непонимающе заглянув в испуганный взор, он притянул ее обратно, крепко удерживая в своих объятьях. Наклонился ближе, совсем близко, так, что между ними уже не осталось расстояния. Прерывистое дыхание легкой пеленой проходило по коже, обжигая ее, но он все медлил, будто борясь с самим собой. Еще секунда, и губы осторожно сомкнулись в поцелуе, не страстном, не требовательном, наоборот, предельно аккуратном и почти нежном. Он оставлял легкие поцелуи, не углубляя их, ожидая взаимности, но её не последовало. То ли от страха, то ли от неожиданной аккуратности, она не смела шевельнуться, не смела закрыть глаза и утонуть в этих невесомых ощущениях. Оторвавшись от алых губ, мужчина улыбнулся своей невесте, не той улыбкой, что часто приходилось видеть окружающим. Она была пропитана теплом, возможно, даже лаской. В последний раз провел пальцами по контуру лица и удалился, оставив девушку наедине со своими чувствами и переживаниями.


Невольно тонкие пальцы коснулись припухлых губ. От воспоминаний стало казаться, что они все еще горят от того первого поцелуя. Он был довольно мягким и в меру нежным - первое проявление этого чувства к ней. Первое и последнее. Это был период завоевания ее сердца, хотя в этом не было нужды, ведь все уже было решено, приказ отдан, а она не смеет ему перечить. Все в руках короля. Теперь и ее жизнь тоже. Так уж случилось, что ему пришлось родиться в то время, когда женщина не имела права голоса, а мужчина считался ее полноправным владельцем, господином ее судьбы. К тому же статус короля вампирского мира позволял ему делать все, что заблагорассудится его душе. Как ни прискорбно, он в полной мере пользовался этим правом. Правда были моменты в их жизни, когда белокурый король позволял себе слабости.

Комната освещалась тусклым светом ночной лампы. От легкого дуновения пламя слегка колыхалось, отражая размытые тени на стене. Церемония закончена, и теперь мужчина имеет полное владычество над своей супругой. Он чуть заметно улыбнулся, ведь впервые вступает в этот статус, а чувство собственности над ней добавляет интереса к такому исходу. Она стояла поодаль от него, вся дрожа от страха и тревоги. Слуги уже сняли с неё богатый наряд невесты, оставив девушку в одной льняной рубашке, что при свете свечей казалась легкой вуалью, скрывающей изящное тело супруги. Он подошел к ней медленно, растягивая эти моменты, и с упоением наблюдая за полными испуга вишневыми глазами. Подошел вплотную к ней, от чего девушка нервно выдохнула. Если бы ее сердце стучало, то звук этого ритма был слышен даже на том конце замка. Она опустила свой взор, но обхватив лицо руками, он заставляет посмотреть на него. Проводит тыльной стороной ладони по щеке, опускает на шею. Ее кожа кажется нежнее шелка, вечно молодая. Взгляд опускается к алым приоткрытым губам, которые немного вздрагивают от тяжелых глотков воздуха. Подается вперед, сокращая расстояние между ними, касается поцелуем горящих уст, проникая влажным языком в ямку. Он ласкает ее медленно, то отрываясь вовсе, то припадая более требовательно. Касается ее язычка, с каждой секундой устремляясь все глубже. Ей не хватает воздуха, который совсем не нужен, она жадно набирает носом кислород. Тонкие ручки ложатся на мужественные плечи, и девушка сама не замечает, как отдаляется от этого мира, отвечая на каждый поцелуй поначалу робко, но с каждым разом все яростней, требуя чего-то большего. Мужчина отрывается от неё, тяжело дыша от этих эмоций, и лукавая улыбка касается его губ, когда он заглядывает в черные, как ночь, глаза своей суженной. Он прижимает ее к стене со всей присущей ему силой так, что девушка хрипит от резкой боли на талии. Сильные руки сжимают тонкий силуэт, заставляя кожу покрываться паутиной трещенок. Теперь его поцелуй не просто требовательный и страстный. Мужчина впивается в неё, словно она его последний глоток жизни, словно зверь, что так долго ожидал своей добычи и томился в ожидании, а теперь получил, что хотел и боялся не успеть насладиться ею. Она пытается его оттолкнуть, мычит что-то несвязное, бьет кулачками, но все тщетно. Это еще больше распаляет его, и через секунду он опрокидывает несчастную на кровать. Одним движением срывает тонкую материю с ее тела и, разделавшись со своим одеянием в считаные секунды, вновь склоняется к ней. Его руки скользят по нежному телу, сжимая его, оставляя следы, которые быстро затягиваются, но приносят неимоверную боль. Впивается твердыми губами в шею, иногда прикусывая слегка, чаще прокусывая до конца, погружая острые клыки в мягкое тело до основания. Девушка кричит, не сумев справиться с этой мукой, но ее никто не слышит. Он кусает ее везде, спускается к нежной груди, и истошный крик разрывает тишину всего замка. Мужчина резко раздвигает ее ножки... Грубо, больно, обидно. Ох, если бы она могла плакать, то моря было бы мало, чтобы выплакать все эти слезы! Она ждала любви, ждала ласки, хотя бы сегодня, хотя бы сейчас. Ей уже страшно представить, что будет дальше, а пути назад нет, и она заточена здесь, рядом с ним навеки вечные. Замирает, уже не в силах дать отпор и просто ждет конца. Подавленна, униженна, разбита...

Все заканчивается, и мужчина сползает с нее, переворачиваясь на спину. Девушка отворачивается, не желая смотреть на супруга, на мучителя, что нещадно издевался над ней сейчас. Прижимает колени к груди, будто так она в безопасности от него, и закрывает глаза от ужаса и боли. Чувствуются легкие поцелуи на плече, и она вздрагивает, опасаясь, что все может повториться. Пытается отодвинуться, но мужская рука уже удерживает ее за талию, несильно, почти невесомо, осторожно проводя кончиками пальцев по контуру. Хватается за плечо и осторожно опускает девушку на спину, давая себе возможность заглянуть в ее лицо, но та намеренно отворачивает взгляд в сторону, не в силах взглянуть на мужчину. Слышится тяжелый вздох, вздох сожаления и тоски, но она уже не верит в это. Он убирает густые локоны волос с плеча, прикасается губами к шрамам, которым суждено навсегда остаться на теле его супруги.

- Афинодора. - Шепчет её имя мягкий голос. Мужчина целует ее в висок и притягивает к себе. Уже не в силах скрыть истерики, девушка прижимается к нему, пряча лицо в своих волосах, и тихо всхлипывает.


Размышляя над своей жизнью, королева думала, какой наивной была, как слепо доверяла, и как жестоко ей пришлось поплатиться за это. По началу их семейной жизни, супруг не отличался особой заботой, но если сравнивать его нынешнюю линию поведения, то тогда он был просто ангелом для нее. Тогда, позволив себе влюбиться в своего мужа, она сама разбила свое сердце. Он был груб, но ей казалось, что он просто не умеет проявлять любовь, любит, как может. Слепая вера в созданный образ. И все рухнуло в один прекрасный день, спала пелена с глаз, открыв реальную картину происходящего.

Новоиспеченная королева в приподнятом настроении направлялась к покоям супруга из-за того, что безумно соскучилась по нему. Вот уже около двух недель он отсутствовал по причине карательного похода на мятежников. Наверняка, правитель тоже по ней скучал, ей хотелось так думать. В конце коридора виднелась заветная дверь, и сердце, что вот уже молчит на протяжении не одной сотни лет, от чего-то ёкнуло. Какое-то странное чувство заволокло рассудок, сомнение закралось в сердце. Подходит ближе, и до острого слуха доносится чей-то стон. Ещё шаг, и звуки слышны все сильнее, мерзкие, пошлые, почти переходящие в крик. Никто не может входить в покои правителя, нет сомнений, что там за дверью именно он. Кажется, что воздух стал невероятно тяжелым, что его уже нельзя вдохнуть, и от нехватки девушка стала задыхаться, хотя это всего лишь мнимая боль. Не желая больше слушать это, она бежит что есть сил в свою комнату. Как же она могла довериться ему? Как могла позволить? Злость нарастает все больше, боль разрывает сердце. Обманутая и поверженная она падает на пол бесслезно рыдая.

Через час ручка двери дернулась, и королева поднялась с колен, оперевшись о кровать стояла и смотрела. Последовал стук, но она не реагировала, так как знала, кто томится за дверью.

- Афинодора, я знаю, что ты там. Открой дверь. - Голос спокоен, но слышатся нотки нетерпения в нем.

- Афинодора, живо открой дверь! Почему ты заставляешь меня ждать? - уже повышая тон, говорит мужчина. Но она все стоит, не имея и малейшего желания видеть его сейчас, всегда. Ручка двери сломалась под натиском сильных рук. Ему не составило труда отпереть дверь, но это лишь разозлило его еще больше. Войдя в помещение, он увидел свою супругу, гневно глядящую из-под опущенных ресниц на него. Он знал, что ей все известно, но оправдываться не собирался, как и искуплять вину. Это его право, его воля, и пусть привыкает к таким законам.

- Почему я должен ждать? Если я сказал открыть дверь, ты должна была выполнить мое приказание. - Мужчина был на редкость спокоен, возможно тот факт, что супруга застала его с другой сделал свое дело, смягчив раздражение короля. Женщина смерила его надменным взором, выказывая свое отвращение к его персоне. Как ни странно, он отвел глаза, хотя стыд для него - это всего лишь мимолетный порыв. Он делает шаг навстречу, но женщина выставляет руку, давая понять, что не желает его приближения. По хмурому вида короля заметно, что этот жест его раздражает.

- Кто она? - сухо спрашивает женщина.

- Ты про кого?- наигранно удивленно интересуется ее супруг. Хрупкие на вид ручки сжимают стенку кровати, заставляя дерево трещать от такого натиска.

- Вам прекрасно известно. - Процедила сквозь зубы королева.

- Ах, она! - будто наконец вспомнил, восклицает мужчина. - Так, никто. Не так давно принятая в свиту.

Её злость забавляет короля, и с хищной улыбкой на лице, он подходит ближе.

- Не смейте приближаться ко мне! - рычит женщина, не переставая удивлять своего супруга. Тот не слушает ее и продолжает движение. - Я же сказала, не приближайтесь!

Мужчина остановился и, скрестив руки на груди, раздраженно посмотрел на жену.

- Вы смеете мне указывать? Вы забываетесь, моя дорогая королева.

- Я вам не дорогая королева! Уходите, я не желаю вас видеть! Уходите прочь!

Правитель за один шаг преодолевает расстояние между ними и смотрит в упор горящими злобой глазами. Он хватает ее за плечи, приближая к себе.

- Не смейте трогать меня! Не смейте!

Она вырывается из цепких рук и оставляет пощечину на бледном лице. Когда он оборачивается, то женщина понимает, что это было опрометчивым решением, но ни капли не сожалеет об этом. Молча, он хватает её и откидывает на кровать, разрывает тяжелое платье, кусает её, сжимает со всей силой ее тело, и все те мучения, что были до этого померкли на фоне этой ночи.

- Оставьте меня в покое! Идите к своей любовнице! Оставьте меня!

Она кричала, пока пытка не закончилась, а после просто смотрела в потолок пустыми, померкшими глазами, и со стороны казалось, что она умерла.

- Это послужит вам уроком. Впредь не указывайте мне что делать. - Его голос был спокоен, кажется, он даже сожалел о содеянном, но это только кажется. Только кажется...


Прошло уже немало лет - сотни, тысячи, а идеальная память вампира хранит в своих недрах все. Каждую деталь, жест, звук. Иногда хочется закричать от этих воспоминаний, хочется убрать их из своей головы, но она не в силах, да и незачем, ведь на смену старым придут новые, не менее изощренные. Это невыносимая пытка нести в себе весь этот груз, к которому с каждым днем добавляется все больше. Со временем его пыл поутих, и королеве стало казаться, что он просто к ней охладел. Это даже является отчасти радостью для нее. Бывают дни, когда они не видятся вовсе, и это самые счастливые дни ее королевской жизни. Осталась ли любовь? Нет любви, её нет ни в сердце, ни в разуме, ни в действительности. Всё пустое, всё обман...

Иногда так хочется покоя. Хочется чувствовать себя защищенной. Но она в своем положении самая беззащитная, ведь никто не придет ей на помощь, когда она позовет, никто не посмеет идти против правителя, как бы больно не было видеть эти страдания.

Тишину ночного замка разрывал утробный крик. Это был зов о помощи, мольба, плач. Все, абсолютно все знали, чего стоило их королеве каждая из этих ночей. Бывало, что после такой "любви" ее телу приходилось восстанавливаться не один день. Она знает, что если перестанет бороться, то возможно, все прекратится, но этого не будет. Она не хочет стать безмолвной куклой, не хочет быть марионеткой в чужих руках, быть каждый раз униженной. И поэтому борется из последних сил.

Темноволосая женщина сидела на кровати в своих покоях, закрыв ладонями уши, пыталась хоть так заглушить эти мольбы. Она уже несколько раз порывалась прийти ей на помощь, но каждый раз останавливалась. Никто не смеет идти против короля, никто... В комнату вошел черноволосый правитель - ее супруг. Его лицо было хмурым, впрочем как и у всех в этом замке. Женщина подходит к нему и проникновенно смотрит в его глаза.

- Аро, прошу, сделай что-нибудь. Помоги ей, я больше не могу это слышать, я больше не могу видеть ее страдания. Нужно что-то делать.

- Что? Я не могу отдавать приказы другим правителям, тем более касаемые их личной жизни.

- Но это ведь не нормально! Она королева, а обращаются с ней, как с рабыней! Разве можно допускать такие издевательства в нашем клане? - Срываясь на крик, говорила женщина.

- Это был ее выбор, она знала на что шла. - Спокойно отвечал король, глядя куда-то вдаль.

- Знала ли? - женщина обреченно вздохнула. - Тебе ведь прекрасно известно, что у нее не было выбора. Он не дал ей этого права. - Она отошла от мужа, и на лице ее читалась решимость. - Этому нужно положить конец!

- Ты ничего не сделаешь, Сульпиция. Ты не можешь указывать правителю, что ему делать. И даже если ты хочешь образумить его нравоучительными проповедями, он не послушает, ты же знаешь.

- Но нельзя просто так сидеть! Нельзя! - Она уже было направлялась к двери, но крепкие руки супруга схватили ее за плечи.

- Я же сказал тебе, Сули!

- Но Аро! - она хотела еще что-то сказать, но не стала, зная, что он уже прочитал все её мысли. Мужчина отрицательно покачал головой, и женщина сокрушенно опустила свою. Не долго думая, он прижал ее к себе, и та обняла его в ответ. Так страшно было видеть и слышать все это, но тем больше ценилось то, что есть у тебя. Темноволосый правитель никогда не позволял себе подобные вещи, даже если бы их узы не были скреплены любовью, он все равно оставался бы джентльменом, не осмелившимся поднять руки на женщину.

"Я люблю тебя." - Мысленно произнесла Сульпиция, и он обнял свою супругу еще сильнее, оставляя поцелуй на ее волосах.


Женщина думала, как глупо было тогда противиться всему. Это не приносило ничего кроме боли, страданий и опустошенности. Смирившись со временем, она больше не сопротивлялась, молча все терпела, и порой супруг одаривал ее более нежными ласками. Но это было совсем не долго, в моменты его особой благосклонности, которые бывали не часты.

Сегодня был тяжелый день. Столько событий, столько воспоминаний. Эта пара, что предстала пред королевским кланом сегодня, все не выходила из ее головы. Они оба готовы были пожертвовать жизнями ради друг друга. А пожертвовал бы он своей? Ответ был очевиден для нее, как день. Женщина видела, что такое чувство, как любовь, действительно существует. Хотя ей было известно о вечных страданиях Маркуса из-за потерянной супруги, но сегодня она увидела воочию проявления этого чувства. Жаль только, что ей не суждено увидеть и ощутить это на себе.

Дверь со скрипом отворилась, и ветер донес до женщины знакомый до боли аромат, от чего по телу прошел мороз. Он все же пришел. Пришел, чтобы развеяться, забыться, насладиться ее мучениями. Почему именно она? Почему он не пойдет к другой, любой, с кем коротал ночное время, давая возможность немного передохнуть своей супруге? Всегда лишь она являлась для него средством успокоения, и женщине казалось, что он ненавидит ее, раз является только к ней в такие моменты. Она делает шумный вздох и поворачивается к мужу.

- Что тебе нужно? Пришел поплакаться? - съязвила женщина, хоть и знала, чем может это обернуться для неё. Правитель подошел к ней впритык, испепеляя кровавым взглядом, горящим ненавистью и злобой. Есть вещи, которые никогда не меняются...

- Ты снова смеешь дерзить мне? - голос спокойный, видимо он не намерен сегодня поднимать скандал. Он провел кончиками пальцев по ее лицу, и она вздрогнула от этих ласк, представляя, как быстро все может обернуться в боль. Рука легла на плечо и спустила рукав платья.

- Раздевайся. - Приказал мужчина, на что получил гневный взгляд. Это уже перешло все границы, больше не осталось терпения.

- Я что похожа на безмолвную куклу, которую можно использовать когда заблагорассудится? - шипела она, сгорая от негодования. Её муж был заметно удивлен такой перемене в ее настроении, ведь доселе она была покорна ему.

- Ты должна быть безмолвной. Должна делать то, что я прикажу. - Спокойно разъяснил мужчина. - Раздевайся.

- Нет! - выпалила королева. Пусть ей предстоит вновь ощутить на себе его гнев, но она не намерена больше это терпеть. Страх уже сошел с сердца, и она четко слышала его призыв.

- Повтори, что ты сказала? - тихо попросил правитель.

- Я сказала - нет! - медленно проговаривая каждый звук, повторила его супруга.

- Ты видимо забыла, что это может для тебя значить? Так я напомню! - с этими словами он подходит к женщине и, хватая ее за волосы, бросает на кровать...

Жена Владыки, что вздрагивала от каждого шума, боялась, что на этот раз брат перешел все рамки дозволенного, и она больше не увидит своей подруги. Юная королева всё ходила из угла в угол от бессилия что-либо изменить. Хотя королева больше не издавала ни звука, но она сердцем чувствовала всю эту безмолвную боль. Пытаясь успокоиться, садится на кровать и закрывает лицо руками. Через полчаса дверь с шумом открывается, и она видит свою подругу в рваном платье, с растрепанными волосами. Та подбегает и падает на колени, кладя голову на ноги Сульпиции, которая осторожно гладит её по голове, расправляя непослушные волосы и пытаясь хоть как-то утешить.

- Я больше не могу, Сули! Это выше моих сил. - Шепчет женщина.

- Ты что-то задумала? - так же тихо спрашивает подруга. Та поднимает глаза, и этот взор словно призывает к пониманию и поддержке.

- Я все поняла, Сули. Мое сердце вдруг очнулось и кричит о свободе. Хватит жить в вечном страхе! Я все решила. Лучше умереть за свободу, чем от очередной пытки. Я больше не выдержу, Сули, у меня нет сил.

Женщина погладила подругу по волосам, заверяя ее в своей поддержке. Ее теплый взгляд и приятная улыбка всегда успокаивали, даровали мнимое ощущение счастья. Она наклонилась ближе и прошептала:

- Что бы ты не задумала, я помогу тебе.

- Что это вы задумали? - послышался знакомый голос, и женщины испуганно посмотрели на дверь.

- Ничего, дорогой, это наши женские штучки. - Пыталась заверить вошедшего супруга. Он недоверчиво взглянул на обеих и молча подошел к сестре.

- Раз так, то ты позволишь? - протягивает руку.

Та испугано смотрит на него. Правитель уже давно не проникал в ее сознание, а теперь это стало опасным, ведь если задумка дойдет до ее супруга, то ей не снести головы. Увидев ее смятение, Владыка поспешил успокоить женщину.

- Афинадора, я знаю, что ты боишься Кая. Уверяю, что не скажу ему. - Он говорил спокойно, и ему хотелось верить, хотя он всегда мог внушить доверие к себе, даже если на то не было основания. Она протянула руку и вложила её в его ладонь. Долго вглядывался в образы, иногда еле заметно морщился, наблюдая за всеми мучениями сестры. Через несколько минут, он отпустил её руку.

- Ты же знаешь, что это невозможно, Афина. - Пытался вразумить ее правитель, и та кивнула в знак согласия. Конечно, она знала, но надежда уже поразила ее сердце, и уверенная в своих силах она не оставит попытки совершить задуманное.

- Я надеюсь на твое благоразумие, сестра. - Произнес он и вышел из покоев супруги.

Очередное собрание прошло как обычно. Выяснив все вопросы, светловолосый правитель поспешил уединиться в своем кабинете. Владыка последовал за ним, с целью поговорить о грядущих переменах в его жизни. Без стука вошел, чем вызвал недовольство брата.

- Чем обязан такому визиту? Мы вроде бы все выяснили.

Правитель подошел ближе и пристально взглянул на мужчину. Вид был его довольно серьезным и решительным.

- Кай, твоя жена хочет бежать.

Раздался истерический смех, и мужчина, сидевший за столом, насмешливо посмотрел на вошедшего.

- Афина никогда не решится на такое. Что за вздор ты несешь?

Собеседник вздохнул и скрестил руки на груди, что говорило о том, что его слова не имеют и намека на шутку.

- Она ещё не решила окончательно, но желание покинуть нас крепко засело в ее разуме. Это крик души, Кай, крик свободы.

Мужчина явно изменился в лице. Эти слова гулким эхом отражались в его подсознании, не давая возможности здраво рассуждать. Он помрачнел, опять его поразила злоба.

- От куда ты узнал? Она показала тебе свои мысли?

Правитель кивнул головой. Одним движением всё, что лежало на столе было разбросанно по полу. Мужчина поднялся со стула и оперся руками о деревянную поверхность стола.

- По какому праву ты прикасался к моей жене? - обманчиво спокойно произнес эти слова. Правитель закатил глаза, удивляясь, что даже в этой ситуации Кай думает не о том.

- Сейчас не время твоей пустой ревности. Ты слышал, что я тебе сказал?

Мужчина поднял глаза горящие яростью и сжал кулаки так, что костяшки побелели от напряжения.

- Я убью ее! - прошипел он.

- Это не выход. Она предполагает, что ее ждет этот исход, и готова принять смерть. Но готов ли принять её ты?

Правитель стал направляться к выходу, но, задержавшись у порога, обернулся и добавил:

- Если она все же решиться на этот шаг, я прикажу Деметрию держать в секрете ее местонахождение. - Он вздохнул и покинул кабинет.

Светловолосый мужчина еще долго размышлял над его словами. Вначале он чувствовал ненависть к своей супруге, рассчитав такой поступок, как измену. Но время спустя, эмоции поутихли и к нему вернулась способность здраво мыслить. Он даже отчасти оправдывал ее, удивляясь, как она не сломалась за все это время. Немного корил себя за содеянное, но гордость и жажда власти всё ещё не отпускали его, отбирая возможность смотреть на ситуацию более объективно. Единственное, что он четко осознавал, так это то, что отпустить он ее не в силах, и если она не оставит попыток сбежать, то ему придется убить ее. От этой мысли стало тяжело на сердце. Ведь должен же быть другой способ остановить ее, разубедить, но сила и угрозы здесь явно не помогут.

Женщина сидела в своей комнате, прокручивая в голове возможные исходы событий. Она построила план, но он был ещё несовершенен, многое ещё нужно было обдумать и принять во внимание. Сердце горело от мысли, что там, за стенами замка, её ждет свобода. И пусть она отдаст жизнь за неё, пусть будет испытана за эту вольность, но хочется хоть раз вдохнуть полной грудью, ощутив эту манящую, легкую, вольную жизнь.

Дверь открылась, и через небольшую щель пробился лучик света. На пороге появился мужчина, и королева задержала дыхание, не ожидая его здесь увидеть. Неужели Аро рассказал ему обо всем? Страх сковал ее, но подумав, что так оно и должно было случится, она собрала всю свою смелость и гордо взглянула на мужа. Тот подошел не спеша, но не из удовольствия растянуть момент, а больше из-за тревоги, что может сделать что-то не так. Это его последний шанс все исправить, другого судьба не даст.

Он приблизился к ней и подал руку, побуждая подняться с кровати. Выражение лица было все то же, как всегда немного раздражен, грубоват и резок, но женщина все же подала руку, дабы не испытывать терпение супруга, ведь ей не хотелось, чтобы недавняя ночь повторилась. Мужчина притянул ее к себе, и та закрыла глаза, ожидая новых мучений. Она ощущала его прерывистое дыхание, от которого холод проходил по коже, а руки забились мелкой дрожью. Легкий поцелуй на шее, обманка, ведь ей известно, как быстро всё может поменяться, и чем дольше длится эта нежная прелюдия, тем больнее будет в конце. Новый поцелуй, более тягучий и томный, и женщина нервно выдохнула. Она успела заметить, что сильные руки мужа больше не удерживают её до боли, напротив, эти касания невесомы, будто он боится навредить ей, но ей думается, что это очередная прихоть ее господина. Он касается её губ мягким поцелуем, почти целомудренным, а затем просто прижимает к себе, молча обняв за хрупкие плечи, зарывается лицом в густые локоны, вдыхая любимый аромат, что всегда так успокаивал его. Он не сможет ее отпустить, никогда, ни за что. Она принадлежит только ему, его навеки вечные, и он не отдаст ее никому.

Женщина обескураженная такими действиями осторожно, с опаской обняла в ответ супруга. Хоть на минуту ей хотелось ощутить его заботу и какой-то отголосок любви. Немного отстранив её от себя, правитель заглянул в глаза супруги. Это был тот самый взгляд, что подарил он ей при первой встрече. Теплый немного, совсем чуть-чуть робкий, ласковый. Она не могла оторваться от этих глаз, не могла поверить. Мужчина подался вперед и запечатлел поцелуй на ее губах, украдкой проникая глубже. Это было столь нежно и ласково, что королева невольно стала отвечать ему взаимностью. Руки, все ещё удерживающие ее в своих объятьях, легко проводили по телу, исследуя его, будто впервые. Ладонь спускается на бедра, проникает под ткань не длинного платья, даруя совершенно новые ощущения. Женщина вздыхает, набирая глоток воздуха, и, воспользовавшись ее смятением, правитель спускается поцелуями к шее, стягивает рукав, обнажая округлое плечо. Она цепляется за его пиджак, боясь потерять голову и ненароком упасть, и мужчина аккуратно укладывает её на кровать, продолжая покрывать истомившееся тело поцелуями. Ей никогда не приходилось видеть его таким, даже в минуты мимолетной слабости он оставался сдержанным и жестким. А теперь... Он осторожно стягивает с нее платье, рукой обхватывает нежную грудь, от чего женщина нервно дергается, зная как чувствительно это место. Но нет больше боли. Мужчина медленно поглаживает большим пальцем темный бугорочек, даруя легкое чувство блаженства, но страх все ещё не дает раскрыться ему до конца. Он целует каждый сантиметр её тела, лаская израненную шрамами кожу языком, легко прикусывает, не доводя до боли. Рукой проводит по изгибам талии, обводит округлые бедра ладонью, касается тонкого шелка белья. Женщина дергается, боясь этих интимных ласк, ведь прежде ничего приятного они не приносили. Но супруг не отпускает ее, на этот раз более крепко удерживая в своих объятьях. Пытливые пальцы проникают под тонкое кружево, касаясь ее разгоряченного тела. И провалившись в этот омут с головой, королева забывает обо всем, наслаждаясь такими редкими, и потому более ценными, любовными ласками. Она срывает с него одежду, притягивает все ближе, неистово целует, и он отвечает ей тем же. И эта ночь полна любви и блаженства, пусть такая редкая, пусть единственная, но только их...

Мужчина думает, как глупо он потратил прожитые годы. Ведь стоило быть чуть более нежным, и его королева навсегда бы принадлежала ему, как телом, так и душой, и разумом. Сколько ошибок было сделано, сколько горя принесено, а все из-за дурацких амбиций никому ненужной гордости. Теперь, удерживая ее в своих объятьях, он знал, что больше не причинит ей вреда, во всяком случае, будет стремиться к этому. Обводит кончиками пальцев следы от его укусов. Это он изуродовал прекрасное женственное тело, это его клеймо она несет всю вечность. Но сможет ли он измениться для неё? Сможет ли переступить через себя, ломая гордость?

Женщина, лежавшая на груди у мужа, размышляла о случившемся и не могла поверить, что это действительно её супруг. Возможно, она ошибалась в нем или это просто уловка? Кажется, теплое чувство, что умерло в её душе много лет назад, снова стало возрождаться, и ей уже не хотелось подавлять его, не хотелось глушить в себе. Она поняла, что хочет быть с ним, рядом с этим мужчиной, что сейчас был так чуток к ней. И пусть он просыпается в нём раз в сотню лет, но это стоит того.
Какая странная вещь эта любовь. Она бывает такой разной, такой странной, порой жестокой, но по итогу нежной и трепетной. И только за такие моменты стоит жить...

- Кай. - Окликнула она супруга, боясь нарушить его покой.

- Да, я слушаю тебя. - Мягко ответил он.

- Аро... он не приходил к тебе? - с опаской спросила она.

- Нет. - Соврал ей мужчина, - А что, есть повод для переживаний?

- Нет. - Ответила она и прижалась к мужу чуть ближе. - Больше нет.

***


Король, окрылённый недавними событиями, бесшумно продвигался к покоям супруги. Теперь он уверен, она никуда не уйдёт. Здесь её дом, здесь, рядом с ним. Она не захочет другой жизни, не должна захотеть. Мужчина намерен изменить прежний уклад, дабы навеки связать с собой крепкими узами свою королеву.
Дверь отворилась, но внутри витала пустота. Лишь легкий шлейф аромата роз напоминал о недавнем присутствии его супруги. Думая, что она решила развеяться, отправляется на её поиски по замку. Проходит его медленным шагом, обратно, уже довольно быстрым. Один, второй, третий раз. Сомнение закралось в тёмное сердце, разрывая его на куски. Проходит сад, исследует окрестности. Пустота. На место сомнения приходит ярость. Лицо искажается в страшной гримасе. Он на всей скорости влетает в тронный зал и подбегает к ищейке.

- Где Афинодора?! Найди мне её, живо!

Но вампир, обескураженный таким напором, лишь недоумевающе глядит на темноволосого правителя.

- Ты оглох? - Срывается блондин, хватая его за накидку.

- Пусти его. Он ничего тебе не скажет. - Спокойно говорит правитель и спускается к ним с трона. Подает письмо брату.

- Что это? - Раздраженно кидает тот.

- Это благословение твоей жены на брак с любой, которую ты изберёшь.

Злоба новой волной накатывает на мужчину, что судорожно скользит глазами по строкам. Она бежала, всё-таки решилась. Бросила его, бросила клан. Чертовка! Она еще своё получит!
Не веря, что это всё возможно, рвёт письмо в клочья.

- Теперь она свободна. - Промолвил владыка и вернулся на свой трон, прибывая в задумчивости.
Раздраженно прорычал и выбежал из зала, направляясь в свой кабинет. От злости перевернул стол, раскидав книги, ударил со всей силы по шкафу, от чего тот с треском развалился. Немного поборов негодование, направился в ближайший лес, дабы скрыть свои истинные чувства от других. На смену ярости пришло смятение.

Он не знал, не знал, что делать. Искать её или не опускаться до такого? И как она посмела так унизить его? И где теперь? Всё ли с ней в порядке? Приходит тревога. Не за себя, за неё. Впервые он так о ней переживает, впервые находится в неведении. Приходит тоска. Так быстро прокралась она в его сердце, а не прошло и суток с их встречи. Как будет он без неё? Ведь она его королева. ЕГО! Ничья больше. А он не удержал, так мучил, и она страдала от рук любимого. Да, он знал, и это только забавляло, а теперь... Он сам повержен, он сам убит. И будто темная дыра растет в груди, всё больше изнывая. Приходит боль...

Мужчина, облокотившись о большое дерево, накрывает ладонью лицо, пряча свою тревогу и отчаяние. Ему осталось только ждать и верить, что настанет день, когда она вернется...

- Где ты, Афи?- шепчет обреченно низкий голос.

За несколько километров, следя за ним с веток огромного дерева, тихо вздыхает, и рикладывая руку к груди, где когда-то билось сердце, шепчет:

- Я здесь, мой Кай, я рядом...

           
            Дата: 03.04.2014 | Автор: NafNafa




Всего комментариев: 6


1 Розовый_динозаврик   (03.04.2014 12:18)
*мимокрокодил* 
Автор, вам бы оформление диалогов подправить, а то очень в глаза бросается)




2 NafNafa   (03.04.2014 12:37)
Работу проверяла бета, но я сейчас посмотрю...




3 Розовый_динозаврик   (03.04.2014 13:43)
Там ничего страшного нет, так что не расстраивайтесь) Я сама раньше путалась)




4 NafNafa   (03.04.2014 13:49)
А я до сих пор путаюсь, и моя бета видимо тоже)))




+2   Спам
5 Nusha00   (15.04.2014 00:31)
Нет, я конечно многое могу понять и принять, но назвать трехтысячелетнюю Сульпицию "юной королевой"...Плюс опять все эти "королева", "девушка", "вампир", "владыка", "повелитель". Для кого придумали местоимения? Если герой представлен читателю, то употребляются либо "он/она", либо "ФИО", а не бессмысленные синонимы, от которых веет бульварным романом.
Если отойти от стилистической составляющей и перейти к сюжету: опять же, не понимаю, автор пытался описать страдания четырнадцатилетней Джульетты или перед нами взрослая женщина? Женщина, родившаяся во времена, когда представления о семье и роли в ней женщины сильно отличались от наших. Изменил он ей с прислугой, вот глаза-то открылись! Мужчины и сейчас особо верностью не отличаются, а еще пару тысяч лет назад мужская полигамия была возведена в абсолютную норму:  Кайус вполне мог не то что спать с другими женщинами, но и взять некоторых из них в жены. Я не говорю, что Афинодора при этом не могла переживать, но градус и направление ее переживаний скорее всего были бы другими.
Муж с ней груб и жесток, исполнение супружеских обязанностей для нее пытка. Кайус находит себе новую игрушку, все: "Добби получил носок, Добби свободен!", почему же Афинодора устраивает истерику?




+1   Спам
6 Мирей   (01.05.2014 10:53)
Я думаю, что потому что она его все-таки любит.




Оставить комментарий:


Последние комментарии:

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
Спасибо тебе ещё раз ^^
*искрит и светится*

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
Я уже говорила, что продолжение шикарно?..  happy  О да, его стоило ждать. Ну и перечитывать тоже)

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
Не верю. Не-а. Такого не может быть, потому что такого быть не может!)

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
Подожди, возможно оно не стоило того, чтобы ждать целый год)

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
ДААА!!!  yahoo  taunt  happy  *бегает и радуеца в предвкушении*

Предыдущие комменты...
Обновления в фанфиках:

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия Глава 13.2 (2)
Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия Глава 13.1 (0)
Любовь вампира Глава 17 (0)
Любовь вампира Глава 16 (0)
Любовь вампира Глава 15 (0)
Любовь вампира Глава 14 (0)
Огонь и Лёд Глава 44 (0)
Огонь и Лёд Глава 43 (0)
Огонь и Лёд Глава 42 (0)


Лучшие комментаторы:

  • Розовый_динозаврик (2452)
  • Кристалик (1553)
  • Эске (1552)
  • Lis@ (1547)
  • Jewel (1297)
  • Orpheus (1109)
  • Anabel (922)
  • ElieAngst (832)
  • ВИКТОРИЯ_ВОЛЬТУРИ (799)
  • BeautifulElfy (757)


  • Copyright Волтуримания © 2010-2017

    Сделать бесплатный сайт с uCoz



    Фото галерея





    На форуме сейчас обсуждают:


  • Кино
  • Песнь Льда и Огня
  • Майкл Шин (Michael Sheen)
  • Болталка vol.2
  • Дэниэл Кадмор (Daniel Cudmore)


  • Мини-чат


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Сейчас на сайте:


    Реклама фанфиков

    1532 год. Это время было не самым лучшим для Вольтерры, ибо принесло с собой еще больше бунтов, войн и разрушений, чем ранее видел древний город. Но иногда даже из руин возрождаются великие империи точно так, как израненное, измученное болью потерь, сердце воскрешает любовь и снова заставляет биться. Не жалей о потерях прошлого. Думай лишь о том, что ты приобретёшь в будущем.

    Добавить рекламу