Меню сайта


Фанфикшн


Медиа



Творчество


Актёры



Поиск по сайту




Статистика:



Дружественные
проекты


Twilight Diaries - Сумеречные Дневники: неканоничные пейринги саги Стефани Майер в нашем творчестве





Главная » Фанфики [ Добавить новый фанфик ]  [ Добавить главу ]




Тёмные воды

Автор:
Jewel
Жанр: драма, фемслеш
Пейринг: Хайди, НЖП, Хильда
Размер: мини
Предупреждения: AU, фемслеш
Статус: закончен

Саммари: Прежде чем кинуться в пучину темных вод, чтобы навсегда остаться в царстве Аида, подумай, не забыл ли ты что-то очень важное в земном мире? Пока еще не поздно, вернись назад, к солнцу.
Аллюзия: миф об Орфее и Эвридике.


1. Земное царство


– Хайди!..

Женский крик, сопровождаемый проклятиями и вопросами к всевышнему, раздавался как раз из спальни юной замужней Адельхайд во время исключительно дружеского визита семьи Ингрид – женщины, которая была самым близким другом семьи. Ничего не сулило причин столь внезапно переменившейся атмосферы уюта и тепла, подогреваемой ярким полуденным солнцем – ни ухудшение состояния беременной, ни возможные преждевременные роды, ни любые другие непредвиденные обстоятельства.
Хайди лежала в подушках, пока ее каштановые волосы с греховным золотистым оттенком переливались в солнечном свете. Внешность молодой девицы была гордостью Гебберта – немолодого, но очень завидного князя, а также ее родителей; ни одна рука мастера не могла воспроизвести чарующий цвет ее кожи, мягкость линий при внешне кажущейся худощавости, блеск серых глаз, которые навевали наиболее сладостные фантазии мужчинам. Сотканная из греха, красота не имела прощения ни у юных особ, ни у замужних женщин; Хайди особенно наслаждалась тем, что ни одна завистница не получит удовольствия созерцать ее, изувеченную самым страшным образом, горящей на костре.
Встречаются исключения из правил, и поначалу Ингрид – светловолосая и крепкая женщина – очень озадачила Хайди, взяв заботу о беременной девушке в свои руки. При идеальной осанке и высоко поднятой голове никакой тон в ее голосе не выдавал надменности и зависти к Хайди, а скорее свидетельствовал об отсутствии таковых качеств. Молодой женщине уже довелось познать радости материнства, прикладывая руку к воспитанию двух хорошеньких дочек. Впрочем, жизнь порой бывает действительно несправедлива, думала Ингрид – муж требовал сына, а сама она не могла и мечтать о такой дочери как Хайди.

– Тебе нездоровится, девочка? – обеспокоенно начала Ингрид, застав Хайди у себя в спальне лежащую в одной лишь сорочке. Девушка не пожелала выйти к намеченному завтраку и выглядела очень бледной.
– Лекарь сказал, что мои ноги совсем отекли, – слабым голосом ответила Хайди.
– Какие рекомендации?
– Почаще растирать их. Но Ингрид, у меня совсем нет сил.
– Бедняжка! Что же ты раньше молчала!
До невыносимого жалобный взгляд из-под полуопущенных ресниц окончательно побудил Ингрид к действию; она разложила ноги девушки поудобнее и принялась разминать лодыжки, плавно переходя к коленям. Усталый стон Хайди побуждал Ингрид останавливаться и подниматься к бедрам, дабы не мучить болезненные конечности.
Беременность красила Хайди, как полагала Ингрид, а именно сглаживала угловатые черты внешности девушки; безусловно, она стала немного полнее, но отека Ингрид не замечала, что, быть может, ей лишь казалось. Впрочем, раз лекарь сказал, значит, надо растирать – вполне возможно будущей матери скоро станет лучше.
Хайди улыбалась, послушно дозволяя рукам массировать свои бедра – прикосновения заставляли и без того тяжелое чрево наливаться свинцом; ей было сейчас по-настоящему хорошо, так хорошо, как никогда ранее. Наверное, Ингрид не отдавала себе отчета в том, насколько она красива и заботлива, когда вот так отдается процессу и побуждает к зарождению всё новых мыслей.
Не нужен муж, как думала Хайди. Муж нужен ее родителям, ее положению в обществе, которое и без того приписывало ей разные гадости, называя ее блудницей и колдуньей. Хайди не давала своего согласия на то, чтобы чужие мужья не спускали с нее глаз, в то время как их жены, словно брызжа во все стороны ядом, выкрикивали проклятия в ее адрес, желая ее скорейшей гибели или бесплодия.
Другое дело – Ингрид. Ласковая, даже когда злится, нежная, даже когда ударит за непослушание... Ах, и снова это пение! Ингрид поразительным образом умела портить сложившуюся обстановку, напевая мелодии подобно крестьянкам. Совершенно очевидно, что брат лгал ей, отмечая ее музыкальные способности. Это было бы невыносимо, если бы не истома, поразительным образом наполнившая всё тело.
Ладонь Ингрид оказалась сильно сжата между ног – Хайди резко поднялась, запрокинув голову и закатив глаза с нетерпеливым стоном. Ингрид тут же вырвала руку.
– Вот дура! Черт возьми, Хайди!
– Что такое? – Хайди недоуменно распахнула глаза, словно придя в сознание.
– Я лично приведу к тебе священника!
– Зачем?..

Обеспокоенным Гебберта вряд ли можно было назвать; тяжелая поступь и неудовлетворенное любопытство малого дитя побудили его разобраться в вопросах собственного имущества, а именно, выяснить невыясненное и узнать неведомое. Впрочем, входить и обнаружить Хайди с обнаженными ногами до живота было недопустимо.
– Ваши крики слышны в зале. Что случилось, Ингрид, Адельхайд? – ворвался Гебберт и тут же попятился к порогу.
– Постойте, брат, вам сюда нельзя, – махнула рукой Ингрид, тут же сделавшись вальяжной и спокойной. – Я несколько погорячилась – полуденное солнце поразительно влияет на наше с Хайди самочувствие. Супруга ваша молода и скоро станет матерью, ей еще многому следует поучиться.

Хайди по-настоящему восхищалась своей золовкой, такой убедительной лгуньей. Когда Гебберт вышел, она засмеялась – рассерженная Ингрид была такой милой и такой смешной.
– Ты лгала мне. И ноги твои здоровы, – прозвучало железно и неоспоримо.
– Были бы здоровы, если бы ты не остановилась... – Хайди и не спешила накрываться юбкой от сорочки, продолжая лежать как и прежде. Лишь глубокое и сбивчивое дыхание выдавало небольшие изменения ее состояния, отчего она не могла связно говорить.
– И лекарь ничего тебе не выписывал.
– Может быть. Ингрид, не могла бы ты...
– Поднимайся. Одевайся, и имей совесть выйти к гостям.

Дом Гебберта был полон суеты; прислуга, словно в муравейнике, сновала из разных концов дома, подготавливая все к торжественному приему многочисленных родственников. Полы из дорогих пород дерева натирались до блеска. В контрасте с оживлением, Хайди не спеша покидала стены дома, чтобы подышать свежим воздухом; сколько она ни уговаривала Ингрид, та находила массу причин, чтобы отказаться от прогулки, или же сопровождала невестку, не проронив ни слова. Мысли ее были заняты раскаянием – она совсем не желала, чтобы ее Хайди вела себя как куртизанка.

Спустя сутки бархатной ночью теплое дыхание коснулось шеи Ингрид. От испуга она вздрогнула и попыталась оттолкнуть что-то, что заставило ее сердце бешено колотиться.
– Пожалуйста... – тихий шепот знакомого голоса раздался над самым ухом.
– Что ты здесь забыла? – хриплым голосом отозвалась Ингрид.
– Не прогоняй меня, и я обещаю не докучать тебе.
– Господи, Хайди, ты заставишь меня запираться на замок. Зачем ты пришла?
В красках ночи Ингрид увидела Хайди, присевшую на краешек кровати.
– Я соскучилась, – Хайди зевнула, – хочу поговорить.
– Не время для разговоров.
– Я должна рассказать тебе кое-что важное – тебя это обрадует.
Ингрид не желала отвечать, пронзительно глядя на Хайди, впрочем даже темень не скрывала ее недовольства. В конце концов, она так сильно разочаровалась тогда, а Хайди сейчас переходит все возможные и невозможные рамки приличия. Неужели все слухи о ее колдовстве и похождениях – правда? Негоже так думать. Хайди улыбалась.
– Я покаялась.
– Это все?
– Святой отец отпустил мне мой грех. Нет ничего такого в том, что ты мне нравишься, – прозвучало, скорее, как вопрос.
– Ты снова лжешь мне.
Ингрид чувствовала себя совсем подавленной и уставшей – она не хотела ни слышать Хайди, ни тем более с ней ссориться в такой час. Хайди ничего не отвечала, поглаживая плечо кончиками пальцев, пока у Ингрид начинало проступать чувство несправедливости. Вина начала холодными щупальцами тянуться к ее горлу лишь за то, что девушке и так слишком многие желали зла, да и она никогда и ни о ком не говорила, что он ей нравится. Как она – Ингрид, ее золовка, настолько преувеличить значимость проступка Хайди? Правда была бы исцелением Ингрид, а состояла она хотя бы в том, что Хайди не каялась.
Умелая ложь, которая портила чудесную ночь, не произвела на Ингрид никакого впечатления. Она по-прежнему не особенно жаловала Хайди ни словом, ни взглядом, лишь изредка будничным тоном интересуясь самочувствием будущей матери и высказывая советы насчет новой одежды, ужина или завтрака. Хайди только виновато опускала глаза в пол, время от времени пробираясь к постели своей золовки – так тихо, так незаметно, что та и не просыпалась.

Время шло, как и срок беременности Хайди, и вдали от имения брата Ингрид становилось только тяжелее от назойливого желания находиться рядом с невесткой, касаться ее, обнимать ее. Что стало с ее выдержкой, куда подевалась ее сила и мудрость – Ингрид не знала. Бороться с навязчивой мыслью было все равно, что пытаться истребить моль – она появлялась снова и снова. Выносить Хайди становилось едва ли возможно, но еще хуже было вовсе не видеться.
Очередной раз приехав к Гебберту, Ингрид не увидела Хайди ни в полдень, ни вечером. «Она решила подольше поспать, выйдет когда пожелает» – таков ответ дорогого брата. От тревоги начинало колотиться сердце. В конце концов, вдруг ей в самом деле плохо, а занятость или же нерасторопность братца не позволяет вникать в дела женские?
Что происходит с ней, Ингрид, что мешает ей просто переступить порог комнаты Хайди, пригреть ее, поговорить с ней по-старому? Или переступить через свою гордость означало нести угрозу смерти всему роду гессенскому? Ингрид от души ненавидела себя, хотя и знала ответы на вопросы. Солнце уже давно зашло за горизонт, полностью опустив темень на шумный Франкфурт, пока Ингрид, едва приготовившись ко сну, все же решилась на серьезный шаг.

– А я думала, ты совсем про меня забыла, – услышала Ингрид знакомый голос, встав у окна спальни Хайди; снова эти сладкие нотки в голосе, с которыми Хайди лгала ей в прошлый раз.
– Зашла узнать твое самочувствие. – Ингрид предполагала, что Хайди опять придумает какую-нибудь жалобу и опять соврет. – Ты совсем не появлялась.
– Мое – чудесно. Что ж ты, разве не хочешь меня обнять?
Ингрид лишь подошла к краю кровати, чтобы получше рассмотреть Хайди. Живот стал заметно больше, а сама она была бледнее. Наверное, устала. Хайди выжидающе смотрела, после чего присела и крепко прижала к себе стоящую рядом Ингрид, настолько, насколько позволяли ей силы.
...Ингрид не знала, зачем Хайди было начинать целовать ее руки, каждый палец, – то нежно, испытывая терпение обеих, то поспешно, когда Ингрид пыталась вырвать руку. Зачем так преданно прижимать ладонь к себе, заставляя касаться ее там, где билось сердце?
Сопротивление мгновенно стреножилось под прикосновениями Хайди – она уже давно порывалась снять сорочку с Ингрид, которая замирала, словно под гипнозом. Прохладные руки вскоре стали горячими и приносили слишком много удовольствия, которое подрывало все сложившиеся стереотипы. Ингрид клялась себе, что вымолит прощения у всевышнего за полученные минуты слабости, когда все закончится, когда она перестанет растлевать юную девицу, лаская ее грудь. Особенно аккуратные и мучительно-медленные ласки были призваны не разбудить Гебберта и в то же время дать Хайди максимум наслаждения, но нетерпеливые стоны были еле сдерживаемы подушкой. Порывы экстаза сотрясали Хайди – она откинулась на простынь, словно и вовсе забыв про присутствие Ингрид и полностью упиваясь своими ощущениями. Лишь через мгновения юная и наивная Хайди пыталась повторять волшебные касания, которые заставляли её изнывать от удовольствия, а позже одержала победу над сдержанной Ингрид, полностью подчинив её себе.
Заснула Ингрид лишь рано утром, не найдя ничего лучше как расположиться на бедре юной красавицы, которая заняла всю кровать, умышленно развлекаясь и вынуждая занимать подругу неудобные положения.

Днем Ингрид была призрачной тенью привычной себя – сильной, красивой и жизнерадостной женщины. Она бродила из угла в угол, ссутулившись и утомляя светскими беседами Гебберта, а также расспрашивая прислугу по любому поводу. Ответы были отточенными и любезными: «Вы правы, фрау», «Так точно, фрау».
Лишь бы только не попадаться на глаза Хайди, делая вид, словно она не была с женщиной в эту ночь. Ворох стыда побуждал мысли о смертной казни. В редкие минуты Ингрид все же располагалась в кресле, где, лишь прикрыв глаза на несколько минут, дремала. Стоило Ингрид закрыть глаза – Хайди была тут как тут, без лишних слов пытаясь поцеловать золовку.
«Я понимаю, до ночи ты не дотерпишь, если я трону тебя», – кидала ей вслед Хайди, когда они были одни. Откуда, только откуда у юной девицы были такие мысли, недоумевала Ингрид.
Игнорировать Хайди можно было до ночи, пока она не оказывалась рядом с Ингрид. Кто мог прогнать беременную невестку, которой было так далеко идти до собственных покоев... Отныне ночи доносили из спальни Ингрид радостный смех, возню, стоны и крики.

...Крики словно до сих пор пропитали стены ненавистного Ингрид дома. Отныне гессенское поместье было для нее источником бед и смерти. Несколько похудевший Гебберт с опавшими щеками и проблесками седины был скорее зол, чем расстроен – терять такую завидную жену совсем не входило в его планы. Тем не менее, Бог что-то дает, а что-то отбирает. Отобрал он и Хайди, оставив взамен маленького мальчика, которого юной матери так и не суждено было подержать в руках; впрочем, Гебберт получил утешение сполна – теперь у него был наследник.
Тщательно отмытую и наряженную Хайди похоронили на следующие сутки с шумным праздником, как и положено было горожанам Майна. Ингрид не верила в то, что чертовы повитухи не могли заметить – кто бы мог подумать! – змеи, оставившей еле заметные синие следы на ее лодыжке. Что же это за змея такая – ворковали бабки – оставила такие крупные укусы, а сама словно сквозь землю провалилась. В аду им гореть – проклятиям Ингрид не было предела. Так она хотя бы не лила бесполезных слез. За мучительную горячку и смерть Хайди во время родов ответят все, кому было ненавистно ее присутствие. Если бы Ингрид только знала, как скоро ее пророчество в порыве гнева было близко к исполнению.

2. Царство Аида


Хайди не знала, что после смерти может быть так весело, так легко – разгуливать одной, оставаясь при этом незамеченной, и забирать покой у тех, кто был к ней особенно неравнодушен. По городу прокатилась молва о призраке недавно умершей при родах и знатной Адельхайд, которая не давал покоя местным жителям. В первую неделю у всех священнослужителей становились волосы дыбом, когда они посвящались в тайные подробности некоторых очевидцев; кто-то отмечал, что неупокоенная имела наглость разгуливать по их дому в обнаженном виде, стеснять мужчин в их плюдер-хозе, вынуждая нарушать свою супружескую обязанность и полностью игнорировать жену; женщины, в свою очередь, отмечали смех и неземную красоту призрачной девушки, которая вызывала у них смертельный страх.
Вторая неделя была ознаменована множественными исчезновениями знатных особ, чьи тела находили в реке. Живые утверждали, что на закате десятки женщин, словно стадо коров, не переодевшись в одежды ночные, следовали друг за другом в реку, на самое дно, захлебываясь и утопая в ее глубине. Мужья, что стремились вытащить их, касаясь вод реки, уходили на дно так же смиренно и покорно. Массовому помешательству женщин приписывалось отравление снадобьями, которое им прописывал лекарь; бесконечные проверки и поиски касались каждого дома – особенно беспощадны жители были к слугам, на которых падало подозрение. Не избежать подозреваемым казни! А тем временем, количество жертв неуклонно росло.
– Смотри, как он любит тебя, – ласково шептала Хайди до смерти напуганной Хаймлинде. – Ты для него не больше кухонной крысы.
Муж Хаймлинды вытирал пот ото лба, будучи прикованным к волшебному свету кожи Хайди, пока его жена, истекающая кровью, пыталась вырваться из стальных объятий красавицы.

Ни одна живая душа не желала встречи с призраком знатной особы, кроме одного человека, который был далек от ужасного пророчества, постигшего Франкфурт. Ингрид падала на колени, молила всевышнего, чтобы он послал ей хоть единственный шанс увидеть Хайди. Заполнить пустоту, разрастающуюся день ото дня, не представлялось возможным – ни повседневной суетой, ни игрой с детьми, ни заботой о новорожденном. Какой бы грешницей ни была Хайди, Ингрид непременно защитила бы ее.

– О ком скорбишь, дитя? – Совсем маленькая и хрупкая женщина, одетая как бродяга, обратилась к Ингрид, стоящей на коленях у статуи Богородицы. Каменные своды постепенно окунали ее в реальность – нужно было возвращаться к детям. Быть может, ей удалось бы вымолить себе спасение – и вот оно перед ней. И неважно, что все лицо незнакомки плотно укутано тканью, а руки ее бледные, словно у покойника. Неважно, что она может быть смертельно больна.
– Я скорблю о любимой невестке своей, Адельхайд.
– Возлюбленной Хайди, – поправила женщина. На спину Ингрид вылили словно холодный ушат воды – никто не имел права подслушивать ее исповедь и вмешиваться в отношения дорогого для нее человека. – Я знаю больше, чем тебе кажется, – тут же прозвучал ответ на невысказанный вопрос. – Только знай, Ингрид, ей бы все равно суждено было умереть.
Всякая жизнь конечна – и от напоминания этой очевидности у Ингрид начинала просыпаться злоба. Она не терпела напрасных нравоучений от незнакомых, доверяла только святому отцу. И все-таки...
– Не от родов, так от яда. Впрочем, с ней сейчас все хорошо. Она просто сокровище.
– Кто-то готовил против нее заговор? Кто? Слуги?
Незнакомка бессильно вздохнула, не желая отвечать.
– Что вы знаете? – резко выкрикнула Ингрид, вцепившись в запястья незнакомки. От такой силы она должна была бы уронить хрупкую женщину, но этого не произошло. Гладкие и ледяные руки были словно мраморная колонна. Верно, ей очень холодно.
– Кто вы?
– Я Хильда, посланница из царствия Аида, – последовал ответ. – Она не далеко, но и не близко.
– Я больше всего на свете хочу ее снова видеть. Вы можете отвести меня к ней?
– Могла бы...
Ингрид не дала Хильде договорить, упав на пол и принявшись целовать ее ноги, обутые в туфли из грубой кожи. Посланница отступила на шаг назад и продолжила:
– Но смотри, Ингрид. Цена – непомерно высока. Что ты готова отдать взамен?
– Берите все, что пожелаете. Мой дом, мои сбережения, мою жизнь, мое сердце – Ингрид выхватила кинжал, продемонстрировав желание вонзить его себе в сердце. – Я с легкостью отдам вам жизнь, если надо. – Хильда только брезгливо отмахнулась.
– И детей бросишь?..
Кинжал со звоном выпал на каменный пол. Ингрид понимала, что Хильда была права.
– Задумайся, Ингрид. Ландемар зовет тебя мамой, а ты готова его бросить. Приходи в часовню на закате, если желаешь вновь увидеть Хайди. Сегодня.
– Хильда!
Лишь легкое дуновение воздуха, и Хильда пропала, словно была лишь плодом воображения.
– Колдунья, – сквозь зубы проговорила Ингрид, бессильно осев на пол. Она совсем отчаялась и даже не заметила, что буквально в шаге от нее замертво упала нищенка, которая, казалась просто спящей.

Решение было принято еще задолго до наступления заката – оно было окончательно и бесповоротно. Таких внутренних сил при отсутствии пищи Ингрид не ощущала никогда. Пусть колдунья окажется ее видением, и тогда она точно пойдет на рискованный шаг.
– Ах, Ингрид, – раздался за ее спиной знакомый голос. Хильда совсем неслышно возникла в часовне – Ингрид готова была поклясться, что заходила сюда в одиночку. – Не будем терять времени. Следуй за мной.
Небольшая и незаметная каменная дверь скрывала подземный ход – сырость и затхлый воздух ударили в нос, а от прохлады сковывало конечности так, что тяжело было идти. Не было ни единого источника света – непроглядная тьма и звук собственных шагов.
– Хильда!
– Просто ступай вперед, – неожиданно раздалось за спиной у Ингрид; та готова была поклясться, что Хильда заходила в подземелье первой.
Вскоре почувствовался странный запах – дышать было практически невозможно, и Ингрид постоянно спотыкалась, натыкаясь руками обо что-то мягкое и липкое. Любые вопросы Хильда игнорировала, вселяя в мыслях Ингрид боязнь так и не увидеть Хайди.
Вскоре был виден маленький источник света в виде горящего на стене факела – единственного источника тепла. Ингрид на секунду остановилась, чтобы прислонить к огню закоченевшие запястья – так сильно она не замерзала никогда, и ей нужны силы, чтобы спуститься еще ниже. Едва привыкнув к свету, Ингрид посмотрела под ноги на тлен и трупы, усеявшие пол. «Наверное, им не суждено было дойти до цели, – подумала она. – Наверное, они отдали свои жизни за родных. Бедняги. А я дойду, я обязательно должна дойти».
Вскоре Ингрид уткнулась в стену. Дальше должен быть какой-нибудь ход, обязательно!
– Хайди здесь. Для каждого отведена своя ниша в этом царстве, Ингрид.
Перед Ингрид возникло лицо Хильды, освещаемое светом огня, с невероятно утонченными чертами лица – такой красивой женщины Ингрид не видела достаточно давно. Очарованная и смущенная, Ингрид взяла в руки факел.
– Пока ты чувствуешь холод, ты вольна видеть лишь ее тень. Веди ее туда, к свету, к солнцу. Не останавливайся и не оборачивайся, иначе ты ее потеряешь навсегда.

Такого восторга не мог бы придумать сам господь! Ингрид готова была вновь целовать ноги таинственной посланницы. Только нужно было идти туда и как можно скорее – там уже, наверное, будет рассвет.
До чего же крутым был подъем! Спускаясь, Ингрид как-то не отдавала себе в этом отчета. Камни то и дело попадались под ноги, а при падении раздирали ткань красного бархата и оставляли ссадины на коленях – наверное, с них уже сочится кровь. Больно, но она сильная, она выдержит. Любую рану можно залечить, любую болезнь можно исцелить.
В отсвете огня Ингрид видела тень, бесшумно следующую за ней. Наверное, она падала слишком часто, не отрывая взгляд от этой тени, боясь потерять ее из виду. Поскальзываясь, она была готова обнимать эту тень – как бы ни было далеко, они обязательно выберутся к солнцу! С каждым шагом Ингрид становилась собой – она уже и забыла, что такое чувствовать себя рядом с Хайди. Совсем недолго, и она вспомнит ее глаза, гладкость ее кожи, блеск серых глаз... Ложь – пусть лжёт, сколько пожелает! Ингрид любит её и такой.

Извилистые тропы и крутые подъемы становились только круче – а вдруг Хайди отстанет? Вдруг ей тяжело идти, она останется в подземном царствии и будет вечно в нем бродить, так и не найдя света? Становилось слишком темно, а тлеющий факел едва ли освещал путь. Замешкавшись, Ингрид обернулась, увидев вовсе не тень. Перед ней была каменная кукла – полная копия Хайди, только казавшаяся выше и внушительнее. Кожа ее была из мрамора, а былой серый цвет глаз словно сочился кровью.
– Разве это Хайди?! Это не Хайди... – Ингрид взглянула на куклу, застывшую ледяной статуей. Ее лицо, ее волосы, ее шея, и чужие глаза. В горле пересохло от животного страха, охватившего ее. Кукла молчала, она не дышала и не двигалась.
– Скажите что-нибудь! Где Хайди?!
Волна надрывного животного крика прокатилась по подземелью до самого низа.
– Верно, я не Хайди и никогда ей не была, – ответила «кукла» с холодным пустым взглядом. Ледяной тон ее был ужасен. – Отныне Хайди больше нет.
Жестокие слова ударили сильнее хлыста. У Ингрид перехватило дыхание, и она упала на огромные валуны, стремясь вниз, на самое дно царства Аида. Ей казалось, что она уходила в небытие, и ее надежде суждено было исчезнуть вместе с ней.

Проснулась Ингрид поздно ночью в своей сорочке в кровати, словно все произошедшее было сном. Перепутанные волосы и мокрые щеки уже стали привычным атрибутом пробуждения. Около самого уха ее раздался шепот голоса, который она уже забыла.
– Сохрани моего сына, – Ингрид почудилось дуновение воздуха, словно поцелуй, коснувшееся ее виска.
– Хайди!
Слезы снова хлынули у Ингрид из глаз. Сон вот-вот был близок к тому, чтобы материализоваться, но она так и не увидела Хайди. Как – она не понимала – как такое возможно, чтобы она обернулась раньше времени, чтобы она не признала Хайди, стоящую перед ней! Каждый день она приходила в часовню на закате, молилась и плакала около той стены, где была дверь, звала Хильду. Но никаких признаков врат, ведущих в подземное царства, не было и не могло быть.

Темные воды Майна день ото дня смывали воспоминания Ингрид о скоротечном и самом счастливом для нее времени; любая рана могла зарубцеваться, но только не у той, бессмертной, которая все реже старалась навещать свою золовку, видя, как годы нещадно пожирают ее молодость, данную природой красоту и силу. Она гордилась женщиной, которую ее собственный наследник по праву звал матерью.

– Сожаление ни к чему.
– Признаться, я немного разочарована, – ответила Хайди, глядя на темную и кажущуюся бездонной гладь Майна.
– Так или иначе, ее место среди людей, никто лучше других не позаботится о твоем сыне.
Хайди ничего не ответила. Когда она вдоволь насытится аурой смерти и слез, которая день ото дня опускалась на Франкфурт, быть может она лично сможет поближе познакомиться со своим сыном.

– Хайди!
Такой родной, такой ласковый и привычный голос. Хайди улыбалась.

           
            Дата: 01.12.2014 | Автор: Jewel




Всего комментариев: 25


1 Jewel   (02.12.2014 10:49)
Результаты объявлены, и всех хочется отблагодарить)

youreclipse, Нина, солнце, спасибо тебе огромное за всё - за чтение, за оценку, за внимательность и неравнодушие к истории! Мне очень приятно, что такая история могла быть у тебя в фаворитах. Если есть какие-то вопросы, замечания, тапки - продублируй их пожалуйста сюда, мне по ходу обсуждений сейчас сложновато искать будет.




+2   Спам
11 youreclipse   (02.12.2014 11:31)
Поздравляю с бронзой!)
У меня нет тапок) Только два вопроса:
1. Хайди, как и Белла обращалась? В том плане, что... Белла была типо во сне, когда ее организм менялся.
2. Кто в конце звал Хайди? Кто этот кое-кто?
История очень хорошая. По мне характер Хайди был показан, если не на все 100, то на 99 уж точно.
И да... Когда ты меня читаешь, у тебя падает давление (уже не в первой), когда я тебя - я мерзну)))))) Женя не даст соврать) Забавно получается)
Спасибо за историю. Еще раз с победой! Жду тебя в новых конкурсах!




15 Jewel   (02.12.2014 19:55)
Наконец-то я с мороза) у нас -20, но в выходные до -27 опустится, и будем как в сибири уже)

Пасибо тебе) Я не думала, что доберусь до бронзы, потому что место мне куда ниже - я не отношу себя к авторам.
Так вот, отвечаю:
1. Вообще процесс обращения, то ли в силу моей неопытности, то ли отсутствия картин, в принципе был за темным занавесом - не шло никаких картин, а догадок аж несколько - не то Хайди могла впасть в кому, и ее начали хоронить - причем с огромным удовольствием, и вот там не всё так чисто, потому что Хайди обращалась как обычное существо, а в гроб уже клали подмену. Причем подмена организована одной из повитух)) А вот роды не шли быстро и гладко в её юность, но ребенок выжил)
2. Виктория^^ Ярко-рыжее чудо. 
А может тебе холодно, потому что я без конца мерзну, когда пишу, или в жар меня кидает х) мистика.
Это тебе спасибо))




+1   Спам
2 Jewel   (02.12.2014 10:50)
BeautifulElfy, Алёна, спасибо тебе огромное, что прочитала эту историю... и не лишила голосов авторов, которые их действительно заслуживают. Мне за многое до сих пор очень жаль - жаль, что именно тебе пришлось переступать через себя, жаль, что я, узнав что ты не хочешь даже открывать, впала в панику и печальку, как не впадала никогда - ведь не первый читатель уже обошёл эту историю. Если бы не Женино плечо, не знаю, что бы я делала. Ничего не наказывает автора больше, чем крест на этом авторе и отправка истории на костёр из-за одной лишь шапки, без попытки открыть и прочесть. И нет ничего лучше, чем когда историю прочли и высказали здоровую, жесткую критику. Отдаю себе отчет, что на конкурс я не шла за местом - моё настроение бы не изменилось, займи я самую последнюю строчку. Как минимум 6 человек меня прочитали, это ли не успех.
У меня все те же запреты на чтение, что ты перечисляла, однако стилистическая проработка порой гораздо более сильный барьер к чтению, чем то, что у нас в запретах. Важнее реализация, важнее язык - хороший язык, до которого мне как до солнца. Я с радостью и благодарностью приняла бы любую казнь и четвертование этой работы от тебя, лишь бы меня не бросали.
Спасибо, что всё же нашла силы прочесть - тем самым ты спасла меня от моих клыков, реабилитировав меня в собственных же глазах. Я не хотела, чтобы твоих голосов лишились возможные остальные семь работ. Там люди, которые дороги нам обеим и которые очень ждали нас. Я никак не думала, что с уклоном в фем могу так сильно навредить другим... Однозначно то, что с подобными работами мне не стоит приходить.




+1  
17 BeautifulElfy   (02.12.2014 22:04)
Оля, твоё обращение очень меня тронуло. Мне очень жаль, что мой отказ от чтения так сильно тебя ранил, но думаю ты, зная меня уже столько времени, понимаешь, что я ни в коем случае не хотела тебя обидеть. Но я еще раз приношу свои извинения за то, что так вышло.
Мой отказ открывать работу был продиктован больше личными убеждениями (я против однополых отношений в жизни и стараюсь избегать этого и в литературе), чем каким-то предвзятым отношением конкретно к этой работе. Я читала чужие отзывы и понимала, что прохожу мимо хорошего качественного текста, о чем говорили все. Мне было от этого немного грустно, ведь я люблю грамотные работы, мне нравится "впитывать" их, учиться на них чему-то новому. И всё же я хотела проявить некоторое упорство, всё-таки принципы есть принципы. Решиться  переступить через них было нелегко, однако я рада, что в итоге всё разрешилось, и ты как автор не расстраиваешься из-за всей этой ситуации. Не расстраиваешься же ведь, правда?)
По поводу стилизации и языка, то тут не права. Это мне до тебя как до солнца, а то и дальше. Жаль, что я в этом плане не обучаемая. Читать тебя всегда приятно, поэтому не думай, будто твоя работа могла отпугнуть меня чем-то еще, кроме фема. Стиль у тебя чудесный, и я уже писала об этом в своем отзыве на форуме.
По поводу того же фема. Ты вправе писать обо всем, что хочешь, ведь ты - Автор. Но я хотела бы в будущем оставить за собой право пройти мимо слеша и фем-слеша без риска кого-то этим обидеть) Договорились?)
Напоследок хотелось искренне пожелать тебе всего самого доброго и хорошего. Спасибо тебе большое за пример хорошей. качественной и сочной работы, который ты дала мне на этом конкурсе. Как бы там ни было, а ведь я, глядя на нее, тоже чего-нибудь для себя вынесла. Это самое лучшее, что автор может дать читателю wink




18 Jewel   (03.12.2014 06:20)
Поняла тебя.
Просто я побывала до волтуримании на многих ресурсах и не думала, что может быть что-то хуже, чем самая едкая критика на свете. 
Право за тобой остаётся и осталось, я просто с такими вещами больше не приду, хотя раньше думала, что на Волтуримании не будет столь велик уровень принципиальности. А расстроилась, потому что не была к такому готова. Если работа так хороша, как ты говоришь, и ты читала ранее комментарии... Впрочем, не будет больше предупреждений. Я не хочу, чтобы кто-либо лишился голосов.




3 Jewel   (02.12.2014 10:51)
Djiny, спасибо тебе за такую мощную поддержку и моих комментариев, и моей работы! Кто-то хотел мне там руку пожать? Я готова. Надеюсь своим авторством не разочаровала)




4 Jewel   (02.12.2014 10:51)
ВИКТОРИЯ_ВОЛЬТУРИ, кто-кто там подсел на фемслэш?)) Я хоть и не подсела, а написалось)) Спасибо тебе огромнейшее)




+1   Спам
14 ВИКТОРИЯ_ВОЛЬТУРИ   (02.12.2014 17:22)
Тебе спасибо за прекрасную работу ^^




+1   Спам
5 Jewel   (02.12.2014 10:52)
Элвиан! Я не ожидала слов о том, что я мастер) Я не занимаюсь писательством всерьез, у меня никаких наработок и навыков. А должно ли было понравиться счастье Ингрид и Хайди? Хрупкое, эгоистичное - что со стороны одной, что со стороны другой) Доктор говорит, что с тобой всё отлично) А я очень сильно и очень много тебя благодарю^^




+1   Спам
13 Элвиан   (02.12.2014 14:29)
Jewel, я тебя поздравляю с бронзой! Работа очень ёмкая, законченная, как готовая скульптура. Счастье твоих героинь было не эгоистичнее окружающего мира. Настоящий эгоизм с обеих сторон начался уже после мнимой смерти Хайди: что у новообращённой, что у готовой бросить дитя Ингрид. Мне лично фэмслеш по барабану, я поставила баллы именно за стиль и язык.
Доктор меня обнадёжил. И да - пожалуйста!




24 Jewel   (12.12.2014 21:09)
Доктор, к слову, всегда рад любому твоему восприятию и мнению))
Спасибо тебе, что поддержала эту работу)
Такое счастье их было бы всегда эгоистично) Они бы людьми без всплесков и посторонних обязательств долго не протянули, а вот бессмертными очень даже могли быть) Но вот странная вещь - эта их любовь друг к дружке человеческая могла не выдержать испытания бессмертием, могли разбежаться. Автор тут сам не знает...




6 Jewel   (02.12.2014 10:52)
Сихайя, я силу радости выразить не могу - что ты вообще в принципе пришла почитать) Это я успех имею, если ты не любишь фем, а прочла вот это вот. Хайди может быть реализована слабо - мне больших картин на всё не шло) Возможно, многовато Ингрид было)




7 Jewel   (02.12.2014 10:53)
Лена, luna_blanca, спасибо тебе, что прочитала фем, хотя я была удивлена, что слэшеров может такое дело раздражать) Чуток отвечу тебе - Ингрид там не умирала своей смертью) Ингрид после подземелья, которое было явью, ждала ещё долгая жизнь) А АУ поставлен не из-за предканона - там в конце кое-кто появляется и зовет Хайди - из-за этого кого-то стоит АУ, потому что я не знала, когда этот кто-то родился, где и в какое время вместе с Хайди. Когда я прочитала Гид - оказалось что этот кто-то появился после Хайди, а в моей истории он уже бытовал и здравствовал аж на территории Римской Империи, ныне Германии))




8 Jewel   (02.12.2014 10:53)
Эймик, Оля, а тебе какое спасибо, за такую оценку моей истории) Ага, спит беременная) тебе как человеку с медицинским образованием будет хорошо известно, что в этот момент с женским организмом... может происходить вполне себе ^^ Но ребенок хороший родился, ничего страшного))




+1   Спам
9 Jewel   (02.12.2014 10:54)
Эске, спасибо тебе за чтение! Я не ожидала уже под конец конкурса, что тебя может такое увлечь, и мне более всего приятно, что тебе поверилось в это!




+2   Спам
12 Эске   (02.12.2014 13:21)
Оля, твоя работа замечательная, она написана увлекательным, живым языком. И, если честно, я редко читаю шапки, особенно на конкурсах, - таких примечаний ведь нет в обычных книгах! smile Мне хочется, чтобы вся история, от жанра до присутствующих персонажей, оказалась сюрпризом. Тем более, для меня не существует жанров, которые я бы не стала читать. Помнится, как-то я прочла настолько жесткое садо-мазо, что меня чуть реально не стошнило, но я упрямо продолжаю игнорировать шапки))  А твой фемслэш совсем из другого разряда, он нежный и чувственный. И зловещие моменты описаны точь-в-точь, как я люблю! smile Кстати, присоединяюсь к вопросу youreclipse: кто в конце истории был с Хайди?)




+1   Спам
16 Jewel   (02.12.2014 19:59)
Пасибо тебе)
Но я не тот автор, который может зажечь и порадовать) Ни капли не жалею, что для своей души наверное такое написалось.
Ты не забывай, что неопытных не только хвалить надо, но ещё и критиковать  что-нибудь им советовать, где бы как бы лучше - если есть мысли, конечно. Бывает же такая работа, вроде бы и хорошая, но вроде бы не дотягивает по сравнению с другими.
А в конце там Виктория^^




+1   Спам
10 Jewel   (02.12.2014 10:55)
Женя, Розовый_динозаврик. Ну что бы я делала без тебя? Где бы я была? Если бы не ты, то из печальки я бы никогда не выбралась. Это у кого кроме тебя может быть столько терпения и тепла, чтобы мало того, что обеспечить людям праздник, так еще и непрерывно их поддерживать. Касаемо истории - я была удивлена тому, насколько ты её могла признать годной, ведь я и не тот человек, что много и долго уже работает над прозой. Твоё мнение слишком дорого для меня. Спасибо тебе за всё и что просто была со мной.




+1  
Это тебе спасибо, что додала мне того, чего мне так не хватало))) Работа у тебя вышла чудесная ^^
А пишешь ты здорово - просто тебе надо быть немножко увереннее в себе) И ещё раз назовёшь себя "не автором" - покусаю. Сильно)
Так что, аффтар, пеши исчо! И почаще (:




+2  
Я люблю твои работы. Мне нравится, как ты пишешь - легко и ненавязчиво, сплетая из кружева слов воздушные картины, которые отзываются внутри мурашками и негой. Мне нравится, как ты представляешь героев - не очерняя и не обеляя их, рисуя их обычными в необычности, узнаваемыми, отличными и не сливая их в одно мельтешение безликих картонок. Мне нравится, что ты при написании любишь каждого героя истории, обращаешься с ними с нежностью.
Мне нравится твоя Хайди, потому что она именно такая, какой я не смогла её показать, но которая идеально попадает в моё внутреннее ощущение персонажа. Она завораживает в своей игривой непосредственности. Она просто источает грех. Она воистину роковая женщина.
Мне понравилась Ингрид, пришлась по вкусу её ломка, её метания и выбор, которые вроде бы должен сделать её отрицательным персонажем сразу, но он таковым её не сделал. Слишком много есть историй, когда дети - лишь средство удержать мужа, когда дети бросаются ради мужика, а тут и время такое, что дети - это обязанность. Их тогда было не положено любить и баловать.
Меня впечатлила Хильда - царственная, мудрая, древняя и в какой-то степени милосердная. Разве иначе бы она позволила Ингрид прикоснуться к её миру без последствий.
Я ценю, как ты относишься к деталям - бережно, с толком и с тактом. Ты ткёшь красивое, живое полотно. Это ювелирная работа - нет ничего просто так, всё к месту и всё необходимо. Мне нравится, как ты выстроила композицию. И могу сказать точно - по сравнению с предыдущими работами растёшь. Так что и дальше надо к звёздам (:
Спасибо тебе за эту работу и за такую Хайди)




21 Jewel   (09.12.2014 20:26)
Я очень тронута, ещё тогда, с утра. Я не придаю высокого значения получившемуся, но для меня очень ценно другое. Нет для меня высшей похвалы чем то, что ты меня читала и что это пришлось тебе. 
Я не понимаю иногда, что делаю среди авторов или людей, которые пишут много, живут этим, а не развлекаются время от времени как я. Ценность того, что мои фантазии читали, возрастает многократно.
Мне не то, чтобы совесть не позволяет или я слишком тебя ценю... А я просто не верю в подобное. Это какой ты Хайди не смогла описать? Ну, не бывает так! Я столько Хайди у тебя видела, а тут она мне просто засветилась сильно. 

Про Ингрид где-то в обсуждениях высказались по типу того, что ради зуда меж ног она готова бросить детей... Всё верно, грешница она, однако это правда не то время, когда детей заводили сугубо по желанию. Среди детей своих, скорее всего, больше всех она любила Хайди - она же хотела такую дочь)) Это её идеальный ребенок, идеальный мир. Ей какое-то время осознать, что частица Хайди в её сынке присутствует, это единственное утешение, но принять бессмертие она бы не смогла. Слабое звено. Просто в её мир не вписывается мораль бессмертного и не вписалась бы.
Хильда мне такой дверкой представляется в мир бессмертия, и Ингрид сполна показала, что не готова к жизни. Без Хайди, конечно, шанс на милосердие был бы более низким, хотя причин вот прям взять и скушать или убить - просто в истории не было)

Странное волшебство, после твоей поддержки мне верится в то, что какая-либо история в будущем так же будет иметь место быть, что я действительно могу что-то творить.

Спасибо тебе, что ты со мной. Я вряд ли смогу отблагодарить настолько, насколько чувствую облегчение - разве что только в случае будущего фика не разочаровать.




+1  
Ты пишешь - значит, ты автор. Иного быть не может. И моё личное мнение - все, кто пописывают, делают именно для развлечения это. Время от времени (: 
Ну так про правильных героев не интересно писать? Святые и великомученицы статичны и пресны, как церковный хлебушек. Вся прелесть в пороках - они делают героев настоящими и живыми. 
Я думаю, вписалась бы она так или иначе - все привыкают к жизни бессмертного рано или поздно) Просто сломало бы многое) 
А ещё мне понравилось, как у тебя описано впечатление от вампира))) Вот этому я верю))) 
Хильда у тебя страж врат царства мёртвых))) И это вышло здорово))) 
Ты можешь творить - как иначе-то?) Не сомневайся в себе.




23 Jewel   (12.12.2014 21:03)
*сверкает до сих пор*
Да, про правильные поступки как-то не пишется, но даже за правильными кроется что-то гнилое и грешное, так Ингрид себя с необычной стороны показала. Хотя да (лирическое отступление вне текста) - там она предусмотрела, кто за сынкой присмотрит, как присмотрит, как и что для него делать нужно - экстренно, быстро и впопыхах. Ингрид там не думала, что "бросает", думала что "возвращает" себе нужное)
Мне приятно, что впечатление от вампира вот такое оценено тобой по достоинству) Есть вещи, которые в силу неопытности то ли непродуманности я объяснить не могу - влезая в тело Ингрид, я страшилась вот такой Хайди, она рушила все мои прошлые и нынешние представления о ней прошлой) Ингрид бы должна была пасть перед ней - ведь так соскучилась, хотя жалела собственные чувства - но раз дают возможность, надо было испытать.
Со стороны Хайди там всё более позитивно; Хайди и Ингрид как две грани одного и того же мира. Для Ингрид он навсегда и полностью стал горестным, серым и холодным, для Хайди - это новые возможности жить, ностальгия по прошлому (в принципе она вполне удовлетворена тем, что сынка вырастет и выживет) 

Мне после тебя очень тепло и мягко так на душе^^




+1   Спам
25 Butterflly_Spark   (27.12.2014 12:29)
А я вот страстный любитель фема, так что читала с упоением, с удовольствием и интересом. Хайди та еще плутовка, эпизод с "отекшими" ножками порадовал и заставил хихикать. Она напоминает мне игривую кошку, которая понимает, что в ее положении ей мало кто откажет, и вовсю пользуется этим на бедной Ингрид. Кстати! Мне очень нравится это имя, я даже пару раз его вслух прознесла, красота же!

Ингрид тоже порадовала, живая, эмоциональная, заботливая. О, эта борьба между правильностью и желанием, перерастающим в нежность и любовь. Очень было ее жаль, когда Хайди от нее ушла, я себе примерно представляю, что она чувствовала, и это действительно ужасно. А еще мурашки пошли по спине, когда я представила себе, что Хайди проходила процесс обращения в гробу. Замурованная и горящая. Хорошо, что ты потом этот момент пояснила в комментариях, сразу полегчало.

Добровольно идущие в воду дамочки напомнили "Гамельнского крысолова", даже сперва подумала, что параллель проведена именно с ним, позже, конечно, поняла уже. Не знаю, по-моему, умирать за эту красоту не так уж и страшно. Почетно, что ли.

Про Хильду и говорить не буду, я очарована и влюблена и вообще) Истинная королева. Такая... Ух. Даже слов нет, как понравилась.

Итог: я получила огромное эстетическое удовольствие, сопереживала бедняжке Ингрид и в который раз убедилась в двух вещах: Хайди неотразима, а ты - прекрасный автор.




Оставить комментарий:


Последние комментарии:

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
Подожди, возможно оно не стоило того, чтобы ждать целый год)

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
ДААА!!!  yahoo  taunt  happy  *бегает и радуеца в предвкушении*

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
Да) Я живой biggrin
Дописываю и облизываю)
Хотелось бы сказать, что всю нетленку - за год-то, но, увы, только главу
И ещё кое-что будет)

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
*ковыряет стол пальчиком* Продолжение ведь будет, да?)

Кадры из фильма Dead long enough, 2006 год
Я выкладывала ссылку в официальной группе в ВК, но вроде были какие-то проблемы с просмотром концовки( В октябре доберусь до дома и постараюсь исправить или сделать заново.

Предыдущие комменты...
Обновления в фанфиках:

Любовь вампира Глава 17 (0)
Любовь вампира Глава 16 (0)
Любовь вампира Глава 15 (0)
Любовь вампира Глава 14 (0)
Огонь и Лёд Глава 44 (0)
Огонь и Лёд Глава 43 (0)
Огонь и Лёд Глава 42 (0)
Огонь и Лёд Глава 41 (0)
Огонь и Лёд Глава 40 (0)


Лучшие комментаторы:

  • Розовый_динозаврик (2451)
  • Кристалик (1553)
  • Эске (1550)
  • Lis@ (1547)
  • Jewel (1297)
  • Orpheus (1109)
  • Anabel (922)
  • ElieAngst (832)
  • ВИКТОРИЯ_ВОЛЬТУРИ (799)
  • BeautifulElfy (757)


  • Copyright Волтуримания © 2010-2017

    Сделать бесплатный сайт с uCoz



    Фото галерея





    На форуме сейчас обсуждают:


  • Болталка vol.2
  • Майкл Шин (Michael Sheen)
  • "Сверхестественное"
  • Кино
  • Физиология вампира


  • Мини-чат


    Онлайн всего: 2
    Гостей: 2
    Пользователей: 0

    Сейчас на сайте:


    Реклама фанфиков

    История одной девушки, которой суждено стать вампирессой из клана Вольтури.
    Бронза на конкурсе мини-фиков "Быть человеком".

    Добавить рекламу