Меню сайта


Фанфикшн


Медиа



Творчество


Актёры



Поиск по сайту




Статистика:



Дружественные
проекты


Twilight Diaries - Сумеречные Дневники: неканоничные пейринги саги Стефани Майер в нашем творчестве





Главная » Фанфики
[ Добавить главу ]




Мы с тобой одной крови




Часть 12




Чёрная, слившаяся с краской ночи в один тон, машина быстро мчится по извилистой дороге, проложившей свой путь среди многовековых величественных сосен, пихт и тисов. По крыше автомобиля монотонно стучат капли дождя, спадающие тяжёлыми водяными гирьками с купола неба, а промозглый ветер шквальными порывами вжимается в автомобиль, будто пытаясь преградить ему дорогу вперед и отправить в противоположном направлении – домой.

Эмили не спится вот уже две ночи. В присутствии Деметрия, покорно следуя его указаниям, чувствуя, как уверенность и сила постоянно исходят от него незримой аурой, притупляя все её страхи и опасения, ей всё казалось простым, и мысли – миллионы осуждающих голосов и косых взглядов – не кололи разум так больно; апатично смотря, как право на собственную жизнь, постепенно перешло в руки Деметрия, Эми, казалось, и вовсе ушла с головой на дно отчуждённости, безвольно плывя по течению жизни. Но как только Эмили оказалась одна, и мозг услужливо начал подкидывать картинки из прошлого, рисуя в воображении новый образ матери, чьи заплаканные глаза смотрели на неё осуждающе и неверяще, она сразу же начала мучиться ночными кошмарами, которые, увы, и наяву её не опускали; Эмили резко вышвырнуло на берег, где она так и осталась лежать, не в состоянии самостоятельно подняться на ноги и сделать свой первый шаг без его присмотра. И даже во сне она видела Дилана, маму и улыбающегося ей Модесто, который больше месяца два года назад твердил ей, что с Деметрием ей будет хорошо. Они, как поставленный на повтор аудиофайл, повторяли её имя зловещим шёпотом и смотрели так жалобно и грустно, медленно загоняя её в самый тёмный угол комнаты, что Эмили просыпалась в холодном поту, включала свет, в глупой надежде, что так она сможет избавиться от чудовищ из темноты, и часами пыталась успокоиться и унять безудержные всхлипы. И так повторялось два дня: дорога, холодная постель, кошмары, выворачивающие наизнанку приступы отвращения к самой себе.

И в этот вечер Эмили не могла долго уснуть, а когда всё же провалилась в недолгую дрёму, то видела, как она с Деметрием провела те девять счастливых для неё месяцев в самом начале их пути, а самое главное – тогда её сердце было открыто для любви, надежды и для него, тогда она была переполнена тем безумным желанием жить, быть частью этого мира и, не оглядываясь на ошибки прошлого, просто быть рядом и быть нужной.

Эта горечь вытолкнула из Эмили все страхи, заставив сорваться с места и отправиться в дрянную погоду в путь. Уже сейчас Эмили нервно ёрзает на месте, пытаясь совладать с предчувствием чего-то фатального, неизбежного, которое только усиливалось с каждым мгновением, чем дальше она была от дома. Казалось, что она ехала во время природной катастрофы по сотрясающейся от землетрясения дороге, которая осыпалась бесформенными кусками прямо под задними колёсами автомобиля в разверзнувшуюся пропасть, прямо навстречу к обрыву, где всё и должно было закончиться. Она закусывает губу, пытаясь отвлечься от своих мыслей. Нет, она просто суеверная дурочка, легко поддающаяся панике, ведь с ней не может ничего случиться. Деметрий всегда найдёт способ уберечь её от всего... кроме самого себя.

Но только она уже планирует включить музыку и позволить оглушительным децибелам заглушить все навязчивые мысли и страхи, как отдёргивает руку, раздражённо прикусывая губу. Вряд ли надрывные страдания современных исполнителей о безответной любви помогут ей. И она продолжает слушать тишину, рассеяно смотря сквозь стекло на сизый туман у подножия города, на величественные шпили католических соборов, виднеющихся даже с такого расстояния, на редкие пригородные домики в нескольких метрах от дороги и на девушку, идущую под навесом дождя к одному из них. Она задумывается, поэтому не сразу замечает размытую тень, метнувшуюся к девушке. Лишь прищурившись, ей чудится, что этот вампир ей знаком. Девушка только коротко, громко и пронзительно вскрикивает, но нескольких сильных укусов вампира хватает, чтобы она затихла и обмякла в его объятиях. Он небрежно откидывает тело, поднимает взгляд по направлению машины, и Эмили наконец-то понимает, почему он показался знакомым. Даже с окровавленными губами, мертвенно-бледной кожей и карминовыми всполохами радужки глаз, светящимися в темноте, ей не составило труда узнать своего друга детства, которого она уже как год считала мёртвым.

Наверное, бывают такие переломные моменты в жизни, когда опускаются руки, словно безвольные плети, и уже нет сил бороться. И вся жизнь, каждое прожитое мгновение, каждая эмоция гаснут до чёрно-белого цвета, постепенно растворяясь и скапливаясь бесцветным осадком. Вот так же и у Эмили: каждый день, каждое мгновение, каждое воспоминание, каждая эмоция... Всё тускнеет, распадаясь на атомы и покидая её разум.

Щелчок барахлящего мотора становится громче. Ещё громче. И ещё. Ещё... Или это у неё сердце так отчаянно стучит? Перед глазами уже совсем темно, и Эмили сжимает руль ещё сильнее, упираясь в него вытянутыми руками, чтобы не повалиться на пол.

- Как же так?.. - саму себя уже не слышит. Просто интуитивно складывает губы, надеясь, что шёпот ещё можно разобрать. Впрочем, ответа ей уже не получить: перед глазами становится темным-темно, пальцами она ещё пытается удержаться за руль, но они лишь скользят по поверхности; голова наливается свинцовой тяжестью, и Эмили на мгновение теряет управление, когда машину юзом заносит в сторону.

Хватая ртом воздух, который с трудом проникал в лёгкие, Эмили пытается затормозить машину, рассекающую водную гладь луж по извилистой дороге у кювета. Она пытается вывернуть руль влево и справиться с управлением, когда машину заносит резко вправо, и та описывает полуось, опасно накренившись у обочины, которая и становится фатальным препятствием: автомобиль скользит по мокрой, склизкой земле и под тяжестью собственного веса несколько раз переворачивается, ударяется о землю, превращаясь в груду искорёженного металла.

***

Эмили кажется, что умереть не так уж и страшно. Вот сейчас такое ощущение, будто она плывёт по бескрайнему тёплому океану молочно-белого тумана, окутавшего её бархатистой пеленой. Тепло, и всё тело такое легкое, словно пёрышко, будто и само соткано из невесомой, тёплой материи. Здесь нет боли и душевных мук. Она тут всего лишь часть вселенной, совсем крошечная и незначительная крупица в плеяде различных человеческих судеб. Она вольна плыть, куда вздумается, делать, что хочется. Правда, и направления здесь нет, всего лишь бескрайний, нескончаемый океан. Лишь умиротворение и безграничный покой. Смерть пугает каждого, делает равными перед другими. Смерть – это покой. Спасение. Освобождение. Жизнь страшнее - так думается Эмили.

В реальность её возвращает сильная пощёчина – это Дилан пытается привести её в чувство. Он смотрит на неё каким-то обезумевшим, абсолютно чужим взглядом. Он пытается докричаться до неё, но искажённая реальность не позволяет ей прийти в себя и разобрать его речь. Постепенно белый туман рассеивался на рваные клочья, позволяя проникнуть искажённым звукам в её сознание. А ещё вместе с невнятными звуками приходит пронзительная, скручивающая боль, и Эмили цепляется за неё, как утопающий за соломинку. Спрашивается, что заставляет её делать такой выбор? Почему бы не остаться здесь и не сбежать от всех проблем? Дело даже не в ожившем Дилане, нет. Люди, какие бы они ни были родные - не тот стимул, который заставляет терпеть муки. Каждый человек – эгоист. А она, в конце концов, не великомученица, чтобы страдать ради кого-то. Назад, к жизни, её гонит страх. Он заставляет вгрызаться в собственное жалкое существование, бороться из последних сил.

Эмили пытается отползти от перевернувшегося автомобиля, но как только она намеревается сдвинуться с места, её тут же скручивает так, что она срывается на пронзительный вопль. Она чувствует, будто все кости из неё выкручивают заживо под неестественным углом, а кожа печёт так, что ещё несколько секунд, и она будет рваными лоскутами сползать с изувеченного тела, оголяя обожженное мясо. Эмили визжит настолько пронзительно и громко, что в уголке губ мгновенно начинает стекать струйка крови. Она хрипит, давясь воздухом, бросая затуманенный от слёз взгляд на неестественно вывернутую вовнутрь ногу, и едва ли не воет от нахлынувшего на неё ужаса.

- Эмили, - Дилан обхватывает её лицо ладонями, внимательно заглядывает в глаза, - посмотри на меня, - она с трудом поднимает отяжелевшие веки, с хрипом втягивая ртом воздух, чувствуя во рту металлический привкус. Дилан аккуратно проводит ладонью по её губам, стирая хлынувшую из носа кровь. Несколько мгновений они смотрят друг на друга, а потом тишину прорезает сдавленный всхлип, и Эмили едва слышно шепчет:

- Если ты выжил тогда, то почему не спас меня от него? – она заглядывает в его глаза и там видит большее, чем он мог сказать ей. Всего лишь банальный и примитивный страх... за неё. Он же новообращённый... И даже весь мир мог бы счесть его поступок безумием и слабостью, она простит его. Не может по-другому. Она же дорога ему так же, как и он ей. Любимому нельзя причинить боль, пусть и звучит это так жестоко в её случае. – Это ты был тогда в Ретимно и в саду Вольтерры? Ты следил за мной? – на неё стремительно накатывает темнота, и груз беспамятства укрывает Эмили невидимым коконом, но даже в темноте облегчение так и не приходит. Последнее, что успевает услышать Эмили, так это его шелестящее «да». Она всхлипывает, неверяще качает головой и летит в ледяную аспидно-чёрную пропасть.

***

Всё будто в тумане. Щемящая пустота и тишина, навсегда зависшие в этой смертельной ловушке, в которую провалилась Эмили. Ей чудятся чьи-то удаляющиеся шаги и шуршание листвы... Хотя откуда ей здесь быть?

Тихо и темно. Шум в ушах мешает Эмили понять, что происходит, она лишь чувствует, как кто-то бережно приподнимает её с земли, прижимая к своей груди. Перед глазами всё ещё темно, но тело даже сейчас продолжает болеть. Хотя... Болеть – это только атом из составляющего её агонии. Наверное, нет такого слова, способного охарактеризовать её ощущения.

- Моя родная девочка, - едва слышно выдыхает кто-то, бережно стирая тёплую кровь, стекающую с виска. Так заботливо и нежно. Даже боль притупляется. Немного. – Я рядом...

Эмили с трудом разлепляет веки, безучастно смотря на Деметрия. Несколько секунд она пытается понять, что же значит выражение его лица, перебирая в памяти названия эмоций, примеряя их к выражению отца. Страх. Кажется, именно так называется эта эмоция, так несвойственная столь могущественному существу.

- Ты простишь меня?.. – она непонимающе смотрит на Деметрия, не совсем осознавая, почему в его голосе столько... отчаяния? Просьбы? Интонация настолько горестная, что сжимает тисками виски и горло. У неё мгновенно начинает щипать в глазах, и она часто-часто моргает, чтобы прогнать слёзы. Она вжимается в его тело в неловких объятиях и испуганно прячет лицо у него на плече. Пусть перестанет! Ради Бога, пускай он это перестанет! Он же её якорь. Весь фундамент её изломанной жизни! И если сейчас сдастся он, Деметрий, то что же будет с ней? Кто будет держать её в последние минуты... секунды, кто будет сжимать её руку, когда она начнёт проваливаться в чёрную пропасть, и позволит питать призрачные надежды, что сможет вытянуть её из этой ледяной бездны, кто будет давать ложные клятвы, когда жизнь будет покидать тело? И пусть она сейчас ведёт себя как эгоистка, пусть поступает так, как поступают слабаки, но пусть он только не бросает её в эту тяжёлую минуту, пускай побудет сильным за них двоих ещё совсем немножечко, ведь нет ничего постыдного, чтобы быть слабой при нём. – Я могу найти для тебя крови... Надеюсь, она поможет, - он поглаживает её по спине, убаюкивая на своих руках, словно маленькую новорождённую девочку, которую отпустил однажды, целует в висок... И она задыхается от боли - она растекается по подреберью, будто серная кислота разъедает дыры в её плоти, оставляя её лишь оболочкой, наполненной страданием и жгучей жаркой агонией.

- Ты же знаешь – не поможет, - он сейчас сплошной комок нервов, и у него столько горького отчаяния в глазах, что он смущается своей слабости – отводит глаза в сторону, прячет их на мгновение, а потом, кажется, спохватывается мыслью, что поступил с ней также и при её рождении – отвернулся, когда она только делала первый вздох. Он видит её последние минуты жизни и пытается впитать в себя каждое её движение, каждый отчаянный вдох, каждый молебный взгляд. Она долго молчит, рассматривая его лицо, а потом в ней словно что-то ломается, и она тихо произносит: - Знаешь, я... я ведь так долго тебя ждала. Так надеялась, что у нас всё будет по-другому. Думала, что... – невесёлый смех срывается с губ – сухой, надтреснутый. – Неважно. Ведь это всё пустое, Дем, ты так и не увидел во мне меня.

И она говорит. Задыхаясь, хрипя и проглатывая окончания – кровь стучит в висках, а во рту ощущается противный привкус желчи. Кажется, отсчёт пошёл на минуты. Но она всё равно не останавливается, потому что ей страшно. Она боится, что забудет сказать что-то важное, жизненно необходимое или такое незначительное сейчас, но такое нужное именно ему. Боится, что он так и останется глух к её словам. У неё и так слишком мало времени, так не нужно попусту растрачивать его.

- Если Дилан – твоё задание, то отпусти его... Папа, пожалуйста, - она наконец-то ломается – голос – надломленный, надрывный, а интонации – звенящие и отчаявшиеся. Деметрий согласно кивает, не в силах выдавить из себя ни звука, а ей хочется закричать. Так, чтобы сорвать связки, разорвать лёгкие в клочья, чтобы изо рта багровым потоком хлынула кровь, пузырясь розовой пеной на губах. Даже боль она терпела, потому что тогда знала - станет легче. Да, легче, потому что Деметрий всегда возвращался после того, как сделал больно, и в такие моменты ей удавалось испытать такую диковинную эмоцию, как счастье. Потому что знала, что нужна ему. Слышала его голос, когда он пытался докричаться до неё. А что же сейчас? Лишь тишина и размеренность предсмертного существования. - Хоть раз... прошу, хотя бы один раз не решай за меня, дай мне выбрать...

Она пытается ему улыбнуться, но на деле выходит лишь гримаса - смесь мольбы и отчаяния. Он гладит её по волосам, по-отцовски целует в лоб. Смахивает кончиками пальцев слезинки с щек, гладит дрожащие губы... Она отчаянно цепляется за его плечи, больно сжимая пальцы на них, будто боится, что не сможет справиться без него и раньше положенного времени рухнет в бездну. А потом он как-то собирается и распрямляет плечи, и Эми, кажется, может чувствовать, как наливается стойкостью его тело, и волны спокойствия разливаются по её венам. Облегчение затапливает её, словно теплая приливная волна, и она, наконец-то, тоже может поднять голову и робко улыбнуться. Всё вновь вернулось на круги своя - сильный папа и прежняя она.

- Я люблю тебя, - почти в унисон. И чёрт его знает, какой каждый из них вкладывает смысл в это извращённое ими двумя понятие «любовь».

Несколько секунд они внимательно смотрят в глаза друг другу; Эмили видит, как шевелятся его губы, хотя уже не разбирает слов. Но это нестрашно. В его раскаивающемся взгляде куда больше смысла, чем в недосягаемых словах. И она улыбается. Она не зря надеялась.




           
            Дата: 19.08.2014 | Автор: Cherry_Schnapps




Всего комментариев: 4


1 Эмилия   (25.08.2014 01:25)
как Дилан смог остаться живым?он,в принципе,и не смог бы ей помочь




2 Cherry_Schnapps   (25.08.2014 11:35)
Я не уточняла, что Деметрий убил его. Я писала, что он отбросил содргающегося в конвульсиях Дилана. А помочь он смог бы ей... Да никак. У Эмили был только один путь к освобождению.




3 Эмилия   (25.08.2014 22:51)
Да,и она прошла по этому пути.Ну а в целом,мне очень понравилось)




4 Cherry_Schnapps   (04.09.2014 14:45)
Спасибо Вам большое)
Рада, что вам понравилось.
Простите, что так поздно отвечаю.




Оставить комментарий:


Последние комментарии:

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Так жаль, что Нирелли пропала.

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Да, бесспорно хорошая работа.

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Аа, понятно, я как-то давно фанфики не читала, этот раз думала вот, что бы почитать, ну и как-то вернулась, вот так и вышло wink

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Автора нет на сайте уже четыре года... (

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Может быть Вы допишете фанф?

Предыдущие комменты...
Обновления в фанфиках:

Любовь вампира Глава 17 (0)
Любовь вампира Глава 16 (0)
Любовь вампира Глава 15 (0)
Любовь вампира Глава 14 (0)
Огонь и Лёд Глава 42 (0)
Огонь и Лёд Глава 41 (0)
Огонь и Лёд Глава 40 (0)
Огонь и Лёд Глава 39 (0)
Огонь и Лёд Глава 38 (0)


Лучшие комментаторы:

  • Розовый_динозаврик (2449)
  • Кристалик (1553)
  • Lis@ (1547)
  • Эске (1545)
  • Jewel (1297)
  • Orpheus (1109)
  • Anabel (922)
  • ElieAngst (832)
  • ВИКТОРИЯ_ВОЛЬТУРИ (799)
  • BeautifulElfy (757)


  • Copyright Волтуримания © 2010-2017

    Сделать бесплатный сайт с uCoz



    Фото галерея





    На форуме сейчас обсуждают:


  • "Сверхестественное"
  • Кино
  • Физиология вампира
  • Джейн
  • Игра "Хвост"


  • Мини-чат


    Онлайн всего: 2
    Гостей: 2
    Пользователей: 0

    Сейчас на сайте:


    Реклама фанфиков

    Пейринг: Аро/НЖП
    Она загадывала свои загадки, и смерть ждала всякого, кто осмеливался бросить ей вызов. Так длилось до тех пор, пока они не встретились: сам сатана свел вместе два своих исчадья. Он взял ее с собой во тьму, и там блуждали они до скончания времен.

    Добавить рекламу