Меню сайта


Фанфикшн


Медиа



Творчество


Актёры



Поиск по сайту




Статистика:



Дружественные
проекты


Twilight Diaries - Сумеречные Дневники: неканоничные пейринги саги Стефани Майер в нашем творчестве





Главная » Фанфики
[ Добавить главу ]




Мы с тобой одной крови




Часть 5




Мне сегодня было больно.
Боль пронзила тишину.
Мне сегодня было больно
И тебя я не пойму.
Задушил меня словами,
Я кричала в небесах.
И убил меня глазами,
Умерла в жестоких снах.
Я летела в небе птицей,
И кричала людям я.
Для меня ты стал убийцей,
Ты опять убил меня...

© Лилия


Молочная дымка тумана опускается на Вольтерру, смягчая обилие терракотовых оттенков крыш, и бережно окутывает кремовые фасады зданий. Бледно-жёлтое сияние солнца слабо пробивается сквозь дымчатый слой графитных облаков, лениво плывущих по куполу неба, и на лужицах, укрывших глянцевой дорожкой аспидный винил, устроились ослепительно-белые отсветы фонарей. Зеркальная гладь дрожит от дуновений ветра – рябь с трепетом скользит по водной глади, увеличивая размеры луж на квадратные сантиметры. Где-то на перекрёстке слышится, как шины рассекают пополам вязкую тишину, и Эмили инстинктивно останавливается, хотя впору бросаться под колёса. Свет фар окрашивает перламутровую дымку тумана в палевый оттенок, освещая продрогшей от мороси девушке измятую инструкцию; исступлённый взгляд скользит по расплывшимся чернилами пятнам, собирая воедино размытые буквы.

Слишком много сложных слов для одного двусоставного предложения. То ли это её регресс, то ли мозг до сих пор отказывается принять действительность.

Противозачаточные, купленные Эмили на последние сбережения у скупердяйки-аптекарши, подсунувшей незнающей дурочке самые дорогие таблетки, дребезжат, с вызовом касаясь пластиковой поверхности гладкими полукружиями ребристых поверхностей. Она с силой сжимает конволюту с пилюлями, пытаясь заглушить этот звук презрения к самой себе – за такое не должно быть стыдно. Ни в её возрасте. Ни в любом другом.

Делает три шага вперёд, достигнув пункта назначения встречи, и украдкой оглядывается, будто боится, что кто-то увидит её, возможно, аморальный поступок. Никого рядом нет, и она залпом глотает две таблетки и, спустя пару секунд, берёт ещё одну – на всякий случай. У Эмили нет подруг, которые познали все прелести взрослой жизни и могли бы дать ей дельный совет; она не знает, сколько требуется дампиру белых пилюлей, чтобы хотя бы избавить тело от последствий его «любви», раз уж клеймо воспоминаний выжжено в памяти и никак не хочет отпускать её. Она бы с радостью выпила таблетку с амнезией или отдала все свои его дорогие подарки, чтобы какой-нибудь швейцарский фармаколог подарил ей это лекарство счастья.

Ей бы это помогло.

Её размышления быстро прерываются, когда чьи-то руки ложатся ей на талию и притягивают к своему телу. Она испуганно вздрагивает, из горла вырывается сдавленный вскрик, и в ужасе отскакивает в сторону...

- Ты чего, Эми? – удивлённо спрашивает Дилан, приподнимая голову подруги за подбородок и внимательно оглядывая её лицо. Оно изменилось. Будто пластический хирург заново выкроил для некогда счастливой девчушки затравленную маску, в прорезях глаз которой отчётливо виднелся страх загнанного в угол зверя. – Что случилось?

- Ничего, - беспечно пожимает плечами, спрятав в задний карман джинсов конволюту; улыбается так, будто к уголкам рта крючья подвесили и натянули – вымученно и неестественно. – Просто тяжёлый день выдался, вот и... – не договорила, не смогла, поэтому, чтобы занять нависшую паузу и избавиться от расспросов, сама обняла его, ощущая, как сжимается кольцо объятий вокруг талии. Ей достаточно того, что сейчас у неё есть человек, на которого можно положиться, которому она может верить. Ей важно знать, что в её апокалиптическом мире ещё есть фундамент, который, возможно, восстановится со временем. Поэтому она обнимает его крепко-крепко, прячет лицо у него на груди, вдыхает знакомый и родной запах и тонкими пальцами сжимает лацкан пиджака.

- Что он сделал? – заметив перемены в её поведении и помрачнев, упавшим голосом произносит Дилан, гладя её по волосам и целуя в висок, и Эмили устало вздыхает, не позволяя себе больше ни минуты промедления, потому что каждая секунда стоит и ей, и Дилану жизни, поэтому слишком резко вырывается из объятий друга и, бросив в его сторону раздражённый взгляд, надрывно произносит:

- Сказала. Же. Что. Ничего, - тщательно отцеживает сквозь стиснутые зубы буквы, максимально сдобряя каждую желчной интонацией. Хочется прервать все эти вопросы, скальпелем скользящие по её сердцу и вырисовывающие новые раны, хочется, чтобы он выбрал совершенно другую тему разговора и задвинул в тёмный угол ту ночь, хочется прибегнуть к радикальным методам и рассказать ему всё. Не хочется пасть в его глазах, навеки заклеймив себя позором... Растерянный взгляд друга сразу же находит брешь в её дырчатой броне, и она слабо улыбается, когда к серым эмоциям добавляется новый светлый оттенок нежности, и ласково проводит по его щеке ладонью. – У нас с... Деметрием разные представления о семье. Раньше я была слепа и не видела многих предпосылок к намечающемуся фатальному исходу отношений. Если бы...

Если бы...

Нельзя жалеть о том, что могло бы быть, иначе эти «если бы» скопятся в целый поезд сожалений, мчащийся по дороге жизни, и однажды он просто не выдержит всех сокрушений и сойдет с рельс, раздавив возглавляющего его машиниста.

- Ты не пожалеешь о своём поступке? Решение, принятое в эмоциональном порыве, зачастую не приносит нам ничего хорошего. Мы руководствуемся эмоциями, а не логикой, - декламирует брюнет, прожигая Эмили взглядом внимательных карих глаз. Он-то догадывается, что Эмили никогда бы не стала совершать опрометчивых поступков и, тем более, покидать свою семью – то, о чём мечтала всю жизнь. Но что-то в её напуганном взгляде, сминающих лацканы пальцах, и всей её напряжённой позе подсказывало ему, что сейчас не время для расспросов.

- Нет, конечно, нет. Помнишь, ты говорил мне в августе, что собираешься уехать из Италии? Я хочу поехать с тобой, - она сразу переходит к делу, потому что с каждой секундой, с каждым шорохом, раздающимся на брусчатой дорожке позади, ей кажется, что кровь всё сильнее леденеет, переполняя её парализующим животным ужасом.

- Эмили, ты ещё несовершеннолетняя, я не вправе увозить тебя, потому что не являюсь твоим опекуном. Твой отец...

- Да плевать мне на него! Чёрта с два я останусь с ним в этом грёбаном городе и вернусь, будто ничего и не было! Никогда, - она уже не может сдержать навернувшиеся слёзы, лишь зло смахивая их ладошкой, - никогда я не вернусь к этому ублюдку! И если ты не хочешь мне помочь, то не трать лучше время и не давай мне глупых надежд, - она резко разворачивается и быстро идёт по направлению к автобусной остановке...

- Эмили, - уже спустя несколько секунд он догоняет её и преграждает ей дорогу, - я и не думал отказываться. Тшш, всё будет хорошо, обещаю, - он смахивает кончиками пальцев хрустальные капли с её щёк и долго смотрит ей в глаза. Видимо, что-то увидев в её взгляде, он кладёт ладонь ей на затылок и медленно склоняется к её покрасневшему от слёз лицу, нежно касаясь её губ робким поцелуем...

Где-то вдалеке раздаются чьи-то шаги, разбивающие водную гладь луж. Эмили позволяет себе забыться лишь на секундочку, но и этого достаточно, чтобы почувствовать ту колоссальную разницу... Губы Дилана мягкие и нежные. Руки тёплые и уверенные, они нежно скользят по её талии, согревая замёрзшую кожу, и притягивают девушку вплотную к себе, не оставляя и дюйма между их телами. Её губы дрожат, и некоторое мгновение она не отвечает на поцелуй, борясь с нахлынувшими воспоминаниями. Но Дилан не торопится, даря Эмили уверенность и чувство покоя, и вот – пальцы девушки путаются в прядях его волос, и она размыкает дрожащие губы, позволяя скользнуть его языку в рот, сплестись с её собственным...

- Дилан, - тихо выдыхает она, искренне улыбнувшись ему, и переводит взгляд тому за плечо, - так куда ты... – осечка, как в ружье, – внезапная, отдача моментальная – ноги подкашиваются, и она едва ли не оседает на дороге. – Дилан, уходи отсюда, - сама удивляется, что голос звучит твёрдо, когда как сама изнутри плавится в выворачивающей наизнанку агонии от страха.

- Эмили, - от интонаций его голоса кровь стынет в жилах; а в глазах играет всепоглощающая ярость, что девушка сжимается от ужаса в комок. Ведь всё должно было закончиться иначе...

Он и сам не знает, какого чёрта отправился за ней, когда мог дать уйти. Но увиденное, словно глупый матадор, размахивающий алой тряпкой, в желании довести быка до фатализма, ударяет мужчине в голову хуже крепкого вина, и он сам не в состоянии контролировать бурлящую в ледяных жилах ярость, готовый вот-вот выместить свою злобу, показать свою истинную сущность девушке...

- Ты отец Эмили? – она бросает рваные взгляды на обоих мужчин, сжав ладонь Дилана, когда тот загораживает её от Деметрия. Бормоча, словно мантру, одно-единственное «прошу, уйди», она дрожащими руками, словно маленькая девочка, тянет его за рукава пиджака в сторону, надеясь принять весь удар на себя и защитить Дилана. Но тот упрямо продолжает стоять, пронзая Деметрия гневным взглядом, и она в ужасе бормочет:

- Деметрий, прошу, отпусти его... – именно её сдавленный всхлип становится стартовой точкой финального, лишь для одного из них, спектакля. Мимолётное движение – и вот Деметрий резко дёргает Дилана на себя, дробя кости ключиц, разрывает кожу, вспарывает ткани, впивается острыми, как скарификатор, зубами в вену и позволяет крови стекать сплошным потоком. Он не слышит её истеричных криков, когда она, срывая связки, кричит «Деметрий перестань! Прошу… Умоляю, не трогай его!», лишь отталкивает её в сторону, когда оказывается с ним в опасной близости, и она падает навзничь, стирая локти в кровь и больно ударяясь затылком, на мгновение теряясь в реальности. И он не пьёт кровь, оставляя новые, прожигающие вены насквозь, укусы, заливая весь периметр асфальта кровавыми разводами; не обращает внимания на убогие попытки вырваться и яростные проклятья. Он убивает его. Медленно. Мучительно. Не позволяя себе сделать и глотка крови. Что угодно, но только не эту грязь, не от того, кто посмел тронуть ту, что по праву принадлежит ему.

Отбросив содрогающегося в конвульсиях Дилана, Деметрий поворачивается к ней так резко, что она успевает заметить лишь безумие и кровавую ярость, которые полыхают в его глазах. А потом она сдавлено вскрикивает, когда тот дёргает за волосы её на себя и волоком тащит в переулок. Её сердце трепещется, подобно крылышкам колибри, и она бьётся в незначительных попытках вырваться.

- Ненавижу тебя! Лучше бы ты и правда забыл обо мне. Не смей трогать меня! Ты… ты… ты убил его! – её рандомные выкрики взмывают в высь птицей оригами, растворяясь в сером тумане, осыпаясь на её плечи скорбными каплями дождя. Яростно ударяет кулаком его в грудь, не видя выражения его лица из-за навернувшихся слёз. Он и не замечает этого, механическим, абсолютно непробиваемым движением скользит руками по её талии и расстёгивает пуговицу джинсов. – Ты не смеешь... не посмеешь...

- Думала сбежать от меня с другом? – он выплёвывает это существительное, как какое-то отвратительное ругательство, сжимая пальцы на её шее. Перед глазами стоит алое марево ярости, и Деметрий уже не отдаёт отчёта своим действиям, резким движением стягивая зауженные джинсы с Эмили, не обращая внимания на её безуспешные попытки вырваться. – Девочка моя, не надейся, что сможешь от меня сбежать. Я тебя найду, где бы ты ни была. Ты моя, Эмили. Только моя…

- Никогда не буду твоей!.. Деметрий… Прошу тебя… Я не хочу!

Он уже и не слушает, яростно дёргает застёжку «молнии» на брюках и с остервенением отодвигает ткань её трусиков в сторону, не трудясь даже снять с неё их. Когда он обхватывает её за ягодицы, сильно сжимая и заставляя её обвить ногами его талию, она резко отводит руку в сторону, ощутив, как сдирает кожу с локтя о неровный выступ стены, и с размаху даёт отцу пощёчину, вкладывая в неё всю свою ненависть к нему, всю злобу и бессилие. Его голова дёргается в сторону, и на мгновение взгляд становится ясным, а хватка ослабевает… Лишь на мгновение, а потом Деметрий с силой вгрызается ей в плечо, отчего с её губ срывается отчаянный вопль, что у него режет в висках, и он накрывает её губы болезненным поцелуем, лишь бы не слышать её истошные крики... И Эмили пытается бороться, вырывается, бессвязно хрипя невнятные проклятья и ударяя того кулачками в грудь. Ведь эта борьба ещё напоминает ей, что она не бесправное животное, не шлюха, с которой можно забавляться, как только пожелает этот монстр... её отец. Это так смешно, нереально, чудовищно и отвратительно, что из недр её груди сдавленно вырываются безумные смешки вперемешку со всхлипами, когда он входит в неё грубым толчком.

Повиснув на нём безжизненной, поломанной куклой, Эмили пытается понять, что же всё-таки больнее: обжигающая боль в плече, потеря близкого друга, грубые и резкие толчки в её тело или очередное предательство человека, которому она так глупо поверила?




           
            Дата: 05.07.2014 | Автор: Cherry_Schnapps




Всего комментариев: 0


Оставить комментарий:


Последние комментарии:

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Так жаль, что Нирелли пропала.

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Да, бесспорно хорошая работа.

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Аа, понятно, я как-то давно фанфики не читала, этот раз думала вот, что бы почитать, ну и как-то вернулась, вот так и вышло wink

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Автора нет на сайте уже четыре года... (

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Может быть Вы допишете фанф?

Предыдущие комменты...
Обновления в фанфиках:

Любовь вампира Глава 17 (0)
Любовь вампира Глава 16 (0)
Любовь вампира Глава 15 (0)
Любовь вампира Глава 14 (0)
Огонь и Лёд Глава 42 (0)
Огонь и Лёд Глава 41 (0)
Огонь и Лёд Глава 40 (0)
Огонь и Лёд Глава 39 (0)
Огонь и Лёд Глава 38 (0)


Лучшие комментаторы:

  • Розовый_динозаврик (2449)
  • Кристалик (1553)
  • Lis@ (1547)
  • Эске (1545)
  • Jewel (1297)
  • Orpheus (1109)
  • Anabel (922)
  • ElieAngst (832)
  • ВИКТОРИЯ_ВОЛЬТУРИ (799)
  • BeautifulElfy (757)


  • Copyright Волтуримания © 2010-2017

    Сделать бесплатный сайт с uCoz



    Фото галерея





    На форуме сейчас обсуждают:


  • Болталка vol.2
  • "Сверхестественное"
  • Кино
  • Физиология вампира
  • Джейн


  • Мини-чат


    Онлайн всего: 2
    Гостей: 2
    Пользователей: 0

    Сейчас на сайте:


    Реклама фанфиков

    Пейринг: Аро/НЖП
    Она загадывала свои загадки, и смерть ждала всякого, кто осмеливался бросить ей вызов. Так длилось до тех пор, пока они не встретились: сам сатана свел вместе два своих исчадья. Он взял ее с собой во тьму, и там блуждали они до скончания времен.

    Добавить рекламу