Меню сайта


Фанфикшн


Медиа



Творчество


Актёры



Поиск по сайту




Статистика:



Дружественные
проекты


Twilight Diaries - Сумеречные Дневники: неканоничные пейринги саги Стефани Майер в нашем творчестве





Главная » Фанфики
[ Добавить главу ]




Мы с тобой одной крови




Часть 3.2




Ночь окончательно вступила в свои права, заботливо укрывая Вольтерру ультрамариновым шёлком, на котором точечным узором рассыпался жемчуг, призрачно переливающийся своей игрой. Сияющая луна рассеивала полумрак коридоров замка, по которому бесшумно передвигался Деметрий.

Крики женщин, попавших в стальные объятия смерти, – вампирам, пожелавших пустить по всем кругам преисподней своих игрушек, – постепенно рассеивались в его сознании аспидным пеплом, и лишь неприятный зуд раздражения на периферии сознания мешал ему окончательно сконцентрироваться и привести в порядок мятежные мысли. Сейчас все его усилия были направлены, чтобы обуздать своё первобытное желание и не влететь в комнату Эмили разрушительным смерчем, уничтожающим всё до молекулярного состояния. Он шёл по лабиринтам коридоров замка, стараясь не думать ни о чём: ни о страсти, бурлящей алым ядом по стеклярусу его вен, ударяющей хмелем шальных мыслей в его сознание; ни о похоти, скользящей змеёй, подобно стеблям лианы, обвившейся вокруг его шеи, сильнее затягивая свою петлю. И как же ему было противно слышать насмешливое гоготание бесов-искусителей, спрятавшихся в тёмных углах коридора и наслаждающихся его агонией безумства. И как же ему было страшно осознавать, что один его неверный шаг в сторону – и он сорвётся, и вслед за ним в бездну соскользнёт и его дочь, даже не имея возможности побороться за себя. Просто падёт тряпичной куклой к его ногам.

Льдинки мыслей постепенно таят в его сознании по мере того, как он всё ближе и ближе оказывается у жаровни своих проблем. Деметрий, словно заядлый наркоман в завязке, уже давно не замечает, как оказывается у спальни своей дочери, пытаясь убедить себя, что зайдёт лишь пожелать ей спокойной ночи, а не пустить по венам смертоносную дозу яда.

Он, наверное, несколько часов стоит у двери, пытаясь одержать победу в битве с самим собой... Заворожено вслушивается в звук воды, равномерным потоком разбивающийся об пол, и её тихие шлепки босых ног по мрамору пола. И он потерял последние силы на сопротивление, сорвавшись, будто охотничий пёс, увидевший дичь.

Ворвался в комнату, как вихрь, застигнув её врасплох оглушительным хлопком двери.

- Блядь, папа, я сколько раз говорила тебе стучаться перед тем, как войти?! – раздражённо шипит она, нервно прижимая соскользнувшее полотенце, которое едва ли не выпало из её рук, представив его взору влажную спину.

Зажмурившись, пытался собрать жалкие остатки трезвых мыслей, назло ему растворившихся в соляной кислоте – её теле.

- Раз уж зашёл, - Эмили не видит его потемневший взгляд, и как он бесстрастным, абсолютно непробиваемым движением стягивает с себя пиджак, небрежно отбросив в сторону, - то я хотела сказать, на днях приедет Дилан, мы с ним хотели...

Резко дёрнул её на себя, не обращая внимания на испуганный вскрик и невнятное бормотание.

- Пап?.. Папа!.. Что ты делаешь? – срывающимся голосом кричит она, когда он сминает её губы жёстким поцелуем, резко прижав содрогающееся тело в жалких попытках вырваться к себе. Она стискивает зубы, не давая ему углубить поцелуй, и упирается дрожащими руками ему в грудь, отчего он с яростным рыком отрывается от неё, сжав оба её запястья одной рукой, не замечая буйство ярких кровоподтёков на коже. – Деметрий, не надо!

Пальцы всё яростнее впиваются в её тело, перемещаясь с плеч, прочерчивая дорожку по позвоночнику, скользя к ягодицам и сжимая их. Она громко всхлипывает, – потерянно и жалко, – но остановиться было уже слишком поздно: разрушил всё, что было бережно воссоздано непосильным трудом. Поэтому он лишь вымещает свои бессилие и злость в яростных поцелуях, оставляя на посеревшей коже шеи лилово-бурые соцветия, сцеловывая с её щёк солёные капли, заглушая истеричные всхлипы, прижимая свои ледяные губы к её губам. Он почти ласково заглушает её сдавленные бормотания своей успокаивающей речью, обжигая ядом слух, слыша стаккато её сердца, готовое вот-вот пробить клетку рёбер, сдерживающих его.

Сквозь пелену слёз, проступивших на глаза, Эмили сложно различить выражение его лица, когда он резким рывком стягивает с неё полотенце, с предательским шуршанием упавшее к её ногам. Он скользит оценивающим взглядом по хрупкому телу и признаёт себе, что «отеческих» чувств не испытывал к ней никогда. Его эмоциональное состояние напоминает маятник часов: он то жаждет повалить на кровать и грубо отыметь её, то в нём, наоборот, возникает желание проявить максимум сдержанности и не навредить ей. В итоге, так и не определившись с собственными потребностями, он грубо опрокидывает её на кровать, больно вдавливая дрожащую Эмили в простыни и разрываясь от когнитивного диссонанса, покрывая шею, предплечья невесомыми касаниями – лёгкими и нежными.

- Остановись!

- Помолчи.

- Деметрий, не надо! – хрипит девушка, когда его губы скользят ниже, оставляя багряные засосы на ложбине между грудей. Она выгибается в пояснице, всхлипывая от боли в запястьях, бьётся в его руках загнанной в клетку птицей и кричит, – громко, надрывно, – когда он с силой сжимает зубы на соске. На розовой вершинке тут же образуются вишнёвые кровоподтёки, и Эмили беспомощно вжимается в кровать, пытаясь вытерпеть воспламеняющее нутро боль и унять поглотившую её панику, в то время, как Деметрий безустанно продолжал исследовать карту её тела. Дорожка поцелуев перемещается ниже, проходит по мышцам живота, и его язык медленно скользит по впадинке пупка, спускаясь ниже. – Ты – мой отец. Так не правильно, Деметрий...

- Я же сказал тебе заткнуться, - наотмашь бьёт по губам, услышав скрупулезную истину. Кровь медленно струится по её подбородку, траурной капелью разбиваясь о ключицы, и он слизывает её, впитывая в себя каждый её крик, каждый всхлип, которые перемешиваются с фальцетными воплями туристок где-то в замке. И больше уже нет мира, нет набожных ограничений и уже ничто не имеет значения. Только атлас её кожи и короткие всхлипы, солоноватый привкус её крови и бешеное биение сердца, да оглушительная пульсация крови в висках играют роль в этой дьявольской пьесе, героями которой они стали поневоле.

Она громко всхлипывает, смаргивая склеившие реснички слёзы, и в ужасе замирает, услышав звук расстёгивающейся «молнии» его брюк. В последний раз оставив поцелуй на её дрожащих губах, он свободной рукой скользит по внутренней стороне бедра, приподнимая её ногу за внутреннюю часть колена и, бросив сожалеющий взгляд на её беспомощный стан, резко входит в неё на всю длину. Она прикусывает губу, из которой тотчас витиеватыми потоками струится кровь, и пытается сдержать вопль где-то на уровне лимфоузлов, сдавленно всхлипывая и моля Всевышнего, чтобы всё это закончилось быстрее.

Толчок... второй… третий… Она всё же закричала, сорвав голос до еле слышного сипения, и её беспомощность вводит его в пламя агонии, согревая огненным жаром его заледеневшее сердце, реинкорнируя мёртвое тело и убивая бессмертную душу. И демоны, овладевшие им, сдавленно смеются, потому что проиграл эту битву, поддавшись собственной слабости и не смог остановиться, видя, как простыня окрашивалась в алые разводы под ними, слыша, как она рыдает навзрыд, пытаясь расслабить внутренние мышцы и унять выворачивающую наизнанку боль.

- Кэтрин, - протяжно стонет он ей в шею, сильнее обхватив её за бёдра руками, слыша, как голос Эмили сорвался на беспомощный вопль раненного зверя, когда она скорее почувствовала, чем услышала имя матери из его уст. Беззвучно пробормотала яростные проклятья, беспомощно смяв рубашку на спине отца, и безжизненно упала на подушку, смотря пустым взглядом в потолок...

Он не знал, сколько длилась эта пытка: физическая для Эмили, психологическая для него. Казалось, время замерло, позволяя им обоим «насладиться» его помешательством, апофеозом которого стало уничтожение вдребезги их совместно нажитого счастья. И лишь когда он, сделав последние яростные толчки в её тело, поднимает на неё свой затуманенный от страсти взгляд, весь масштаб разрушения разбитыми осколками зеркала начинает воссоздаваться в его сознании.

Эмили невидящим взглядом смотрит куда-то в пустоту.

Лунное сияние, посеребрившее собой всё пространство комнаты, позволяет разглядеть дорожки слёз, застывшие липкой маской на бесстрастном лице, да расплывшиеся нечёткими контурами алые мазки крови на простынях.

Она молчит, но её дрожащее тело, на котором явственно расплылась вся красно-лиловая гамма гематом, с головой выдаёт её предистеричное состояние – физиологическая реакция, которая позволяет ей балансировать на грани сознания и беспамятства.

Он напряжённо замирает, смакуя непрошеные образы, ярко всплывающие в голове, словно плёнка кинокартины, прокручивая в замедленном действии гнусные кадры. Мужчина молча смотрит на неё, раздумывая о многих годах и событиях, повлекших за собой столь фатальное действо.

- Прости, - как будто глотнул кислоты, и теперь она разъедает слизистую.

Лунный свет несмело заглядывает в окна, окутывая обитателей замка успокоительным холодным свечением, пытаясь впитать в себя всю ту боль, ядовитую смесь порока, разврата и горького греха, будто хочет очистить их своим молебном и хоть как-то освободить души, бьющиеся в проклятых агониях.

Какой же он слабак.




           
            Дата: 18.06.2014 | Автор: Cherry_Schnapps




Всего комментариев: 4


+1   Спам
1 Эмилия   (26.06.2014 22:27)
Противоречивые чувства возникли после прочтения.Очень сложно представить, как Деметрий будет извиняться и что будет делать ради прощения.Думаю,раз уж автор так круто завернул сюжет, то продолжение должно быть интересным




2 Cherry_Schnapps   (26.06.2014 23:40)
А Вы уверены, что Деметрий будет долго раскаиваться? Переживать будет, без сомнений, но это будет всё временно.В конце концов, у него здесь немного сдвиг по фазе, поэтому в любом случае просить прощения он не станет.

Эмили самой себе только хуже под конец сделает, но это уже спойлеры)) Но именно её отчаянный поступок и станет стартовой точкой совсем неправильных и аморальных (на мой взгляд) отношений.

И да, спасибо, что читаете)))




+1   Спам
3 Эмилия   (27.06.2014 00:16)
Эмили начала воспринимать его как отца,и сама же начнет эти отношения? Мдаа...Видимо,у нее тоже не все в порядке с головой. А Деметрий не смог пронести сквозь века моральных и нравственных принципов.




4 Cherry_Schnapps   (27.06.2014 08:20)
Эмили не начнёт эти отношения, ни в коем случае. У неё всё в порядке с головой))
А, как мне говорила Женя, у вампиров морально нравственные понятия стираются, в чём я с ней согласна. Да и сдвиг у Дема по фазе, как я говорила.




Оставить комментарий:


Последние комментарии:

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Так жаль, что Нирелли пропала.

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Да, бесспорно хорошая работа.

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Аа, понятно, я как-то давно фанфики не читала, этот раз думала вот, что бы почитать, ну и как-то вернулась, вот так и вышло wink

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Автора нет на сайте уже четыре года... (

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Может быть Вы допишете фанф?

Предыдущие комменты...
Обновления в фанфиках:

Любовь вампира Глава 17 (0)
Любовь вампира Глава 16 (0)
Любовь вампира Глава 15 (0)
Любовь вампира Глава 14 (0)
Огонь и Лёд Глава 42 (0)
Огонь и Лёд Глава 41 (0)
Огонь и Лёд Глава 40 (0)
Огонь и Лёд Глава 39 (0)
Огонь и Лёд Глава 38 (0)


Лучшие комментаторы:

  • Розовый_динозаврик (2449)
  • Кристалик (1553)
  • Lis@ (1547)
  • Эске (1545)
  • Jewel (1297)
  • Orpheus (1109)
  • Anabel (922)
  • ElieAngst (832)
  • ВИКТОРИЯ_ВОЛЬТУРИ (799)
  • BeautifulElfy (757)


  • Copyright Волтуримания © 2010-2017

    Сделать бесплатный сайт с uCoz



    Фото галерея





    На форуме сейчас обсуждают:


  • "Сверхестественное"
  • Кино
  • Физиология вампира
  • Джейн
  • Игра "Хвост"


  • Мини-чат


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Сейчас на сайте:


    Реклама фанфиков

    События разворачиваются в 20-х годах двадцатого столетия. Луиза—девушка, которая живет в Лондоне и ворует, чтобы стать певицей. Эта мечта затуманивает ей разум, а рассказы тети о матери, которая удачно вышла замуж и уехала в Италию, заставляют молодую особу поехать к бросившей ее женщине.

    Добавить рекламу