Меню сайта


Фанфикшн


Медиа



Творчество


Актёры



Поиск по сайту




Статистика:



Дружественные
проекты


Twilight Diaries - Сумеречные Дневники: неканоничные пейринги саги Стефани Майер в нашем творчестве





Главная » Фанфики
[ Добавить главу ]




Чёрные розы вечности




Глава 4

Видение



Если не смотреть на часы и не заглядывать за плотные занавесы, можно решить, что день в замке Вольтури никогда не наступает.

Аро давно уехал, по одному ему известным причинам, но вампирша, сидящая в своей комнате перед зеркалом, подогнув под себя ноги, не уставала проигрывать в своей голове разговор с ним.

Свечи тихо потрескивали. Одна из них, потушенная сквозняком, рисовала в воздухе замысловатые узоры дыханием последней искорки.

Вдруг телефон девушки вздрогнул от пришедшего сообщения. От мамы. Анна улыбнулась и почувствовала, как больно защипало глаза. Ей не хотелось обманывать, но она не могла причинить родителям такую боль – считать дочь пропавшей или мёртвой. Кончики пальцев мигом пробежали по сенсорным клавишам, отправив ответ, из которого было ясно, что Анну ждёт длительная поездка в качестве гида во Флоренцию.

Звонок. Голос. Совсем рядом! Хочется говорить вечность, но горло будто стянули удавкой. Обыкновенные вопросы – обыкновенные ответы, и невозможное желание записать их на диктофон – прослушивать, когда грустно.

Здесь спокойно, никто не тревожит по мелочам, но там, за каменными глыбами, можно коснуться тепла, ощутить родные запахи, часами ждать, когда же испечется этот чертов шоколадный пудинг и не думать о жажде.

Девушке вспомнилось, как в детстве, вдоволь наигравшись, она залезала на подоконник и ждала, глядя в окно, когда мама вернётся с работы. Над городом сгущались сумерки – это мешало разглядеть в людских фигурах, спешащих куда-то, родную. Утомляло, но она привыкла к ожиданиям.

«Доброй ночи! Я по тебе скучаю…», - прилетела еще одна электронная весточка, каких в телефоне вампирши уже был не один десяток.

Да, ночь обещает быть удивительной. И особенно, когда ты не чувствуешь холода, а сон не стучится в твоё сознание. Как же я много хочу рассказать тебе, мама. И до чего чудесно знать, что тебя ждут, в тебя верят. Даже если сомневается весь мир.


Где-то рядом слышалось звучание рояля. Музыка ласкала воздух и наверняка была похожа на тысячу хрусталиков, заполоняющих пространство. Она, как те падающие звёзды, которые видела девушка, находясь на балконе с Аро; так плачет душа ангела и не важно, принадлежит ли он тьме.

Вампирша взяла в руки лист бумаги. О чем писать, когда в душе целый рой чувств, которым нет названий?

Мелодия рояля все лилась, проникая сквозь камни, стекла, мебель и, наверное, могла бы объять целый город своей неистовостью, трепетом, любовью, тоской.

Строки сами по себе полились на бумагу, хотя девушка уже давно не писала стихов, да и не училась этому. Для нее они были словно песни сердца, звучащие изнутри под неким порывом. Они были, как правило, просты и не нуждались в никаких разборах, от которых Анну бросало в дрожь еще в школе.

«Работа патологоанатома. Найди болячку, о которой абсолютно никто не знает, включая автора», - смеялась студентка и любила больше читать между строк, чем определять что-либо в четверостишьях или целых поэмах.

Закончив, девушка погасила свечи и легла на диван, зажав исписанный листок в ладони.

Отсветы луны несмело касались узоров на потолке, напоминающих небосвод и открывающих невидимый человеческому глазу мир. Музыка стихла – лишь крутилась в голове, заставляя подпевать себе.

Захотелось кому-нибудь прочесть эти строки, не прятать в ящик, просто поделиться и, быть может, так найдется тема для разговора, дверь, войдя в которую, можно стать капельку ближе к тем, с кем суждено делить вечность.

Хотя… Она столько раз пыталась!

Перед глазами будто кто-то чиркнул спичкой, и новообращенная испуганно повернула голову в сторону широкого зеркала. Без сомнений, отражение в нем не могло принадлежать ей.

- Дидима?

Темнокудрая незнакомка приложила палец к губам, изогнутым в улыбке, взгляд пал сначала на выключенный телефон, потом - погасшие свечи, а после – на книгу, которую хозяйка комнаты забыла вернуть Грегори. Вампирша хотела что-то спросить, но гостья лишь покачала головой, жестом приказав закрыть глаза.

Вдруг стало тепло, или Анна сама себе надумала это? Голова потяжелела, словно сознанием овладевала утраченная способность ко сну. Она увидела со стороны, как писала строки стихотворения, на мгновение ощутила, что от мягкой подушки, которую так крепко обнимали ее руки, пахнет домом, вновь услышала голос рояля, клавиш которого касался Маркус…

«Никто другой лучше сыграть и не сумеет», - скользнула мысль.

***
Один…
Как ветер он обледенелый, мчится через тьму веков.
Один. Лишь звёзды в небе тёмно-сером
Расскажут от чего застыла в жилах кровь.

Отчего незаживающая рана,
В груди его гноится и болит?
Что скрывается за темнотой во взгляде,
О чём улыбка редкая молчит?

Час за часом, год за годом, век за веком –
По замку бродит тёмный силуэт.
Без цели в жизни, ищущий ответа,
Но на вопрос: «За что?» – лишь тишина в ответ.

В ночи, в огнях свечей несмелых,
Легкой дымкой тает блеск её очей:
И запах губ, вкус вишни скороспелой,
И мягкость рук её – бархата нежней.


И, как во сне, родное повторяя имя
Проходит его вечность, слитая с тоской.
Строчкой на листке: «Моя Дидима», –
Связанная с сердцем ниточкой одной.

***
- Дядюшка Грегори, - голос новообращенной растворился в спертом воздухе библиотеки, куда она спустилась, дождавшись утра.

Вампир писал очередную картину, словно не замечая вошедшую, и та, осторожно вернув прочитанную книгу на место, села за стол.

- Спасибо, я ее уже обыскался, - проговорил он вдруг, еще не оборачиваясь. – У вас какое-то дело ко мне?

На минуту Анна возненавидела своё стихотворение, посчитав его неудачным, как и саму идею – показать его старцу, который, верно, засмеет эти по-детски наивные строчки.

- Я хотела показать вам кое-что, - голос ее запинался, хотя вампирша могла поклясться, что раз пятьсот проговорила сама себе то, о чем решила сказать слуге. – Помните, вы рассказывали мне о госпоже Вольтури?

- Вижу, ваши глаза горят до сих пор тем восхищением, посвященным моей совершенно обыкновенной истории. Могу признаться, я оставил за собой право слегка ее приукрасить, но это разве плохо?

- Нет, конечно. Прочтите пожалуйста, - девушка смело протянула аккуратно сложенный листок. – Это мое стихотворение. Мне хотелось бы поделиться с вами…

- Правда? Что же, ваши порывы заслуживают похвалы. Не желаете прочесть сами? Я люблю слушать. Лучше автора никто не прочтет.

- Хорошо, - она приняла эту просьбу за приказ и с шумом выдохнула.

Листок вновь оказался в ее ладонях, хотя строки, выведенные на нем, она знала наизусть. Грегори прикрыл глаза, откинувшись в кресле и невольно улыбнулся, услышав дорогое имя.

- Вам нравится? - выдержав паузу, промолвила Анна. – Знаю, оно далеко несовершенно…

- Оно искреннее, и это главное. Только зачем вы истерзали бумагу, в надежде сложить её вдевятеро?

- Я волновалась, - рассмеялась вампирша в голос, увидев, что натворила.

- Страх излишен. Если вы позволите, я покажу ваше творение милорду?

- В первозданном виде оно стоит того, чтобы отнять у Маркуса время?

- Бросьте, Аня, - Грегори по-отечески приобнял ее за плечи. – Он узнает мою руку, если я осмелюсь здесь что-нибудь менять, да и текст потеряет от этого свою женственность, легкость. Мне ваши строки легли на душу бальзамом. Марк оценит. Перепишите только и не держите под сердцем волнение. Стар я, знаете ли, чтобы творения юных вызывали у меня усмешку. Выше голову, расправьте плечи.

- Спасибо за похвалу, - прошептала Анна, медленно приблизившись к двери, когда Вольтури вновь повернулся к холсту.

***
Душа раскрывалась и ликовала от столь высокой оценки, данной забытому творчеству студентки. Она распахнула окно и втянула в себя запахи города. «Страх излишен», - пульсировало в голове – девушка не могла с этим не согласиться. Пора бы перестать сравнивать Древних с людьми, чей мир остался позади.

Анна погрузилась в океан захлестнувших мыслей, и скоро поймала себя на том, что просидела так до сумерек. Небо помрачнело, в воздухе запахло влагой, природа замерла перед грозой, словно мышонок, спрятавшийся от крылатого хищника.

Вампирский слух уловил знакомый шорох плаща в коридоре. Этот запах… Новообращенная помнила его с первого дня, как появилась здесь: пряный аромат аниса, чабреца, бергамота, растворившегося в первых дождевых каплях, что касаются девственно-чистых листьев ранней весной.

- Повелитель, - новообращённая быстро взяла себя в руки, поклонившись вошедшему, едва тот оказался на пороге, но взглянуть Маркусу в глаза отчего-то не хватало сил: ее всегда настораживали те, в чьих очах до того непробиваемая стена, что, кажется, лучи солнца не смогут найти собственного отражения в них.

- Доброго времени суток. Решил отдать вам то, что вы обронили, - он протянул Анне заколку, которая, должно быть, слетела с ее волос после первой встречи с Вольтури.

- Спасибо, право, не стоило. Я должна извиниться, мне не следовало вторгаться в покои вашей… - она хотела произнести погибшей супруги, но по угрюмому выражению лица Маркуса стало ясно, чем эта фраза может обернуться.

- Берите, - наконец, примирительно улыбнулся он, или так показалось. – Скажу прямо, мне нужна ваша помощь в одном деле. Вижу, трепаться вы не станете.

- Всё, что угодно, господин.

- Расскажите мне подробнее о своем даре.

- Мне иногда кажется, я смогу ответить на любой вопрос, если мертвые согласятся говорить, но чем больше спрашиваю, тем страшнее и больнее. Они будто забирают мою энергию взамен. Это все.

- Неразумно запирать свой талант, он тоже может голодать, - прошептал Старейшина. – Еще более неправильно – не тренировать его. В зале я почувствовал, что в ваших силах помочь мне в поисках убийцы моей супруги. Дело давнее, и, возможно, виновные уже не одно столетие корчатся в огне, – он сжал кулаки, и из груди вырвалось чуть слышное рычание. – И всё же мне важно знать, видеть лицо того, благодаря кому я все еще копчу небо, а…

- Я сделаю всё, что в моих силах, милорд.

- Ведь это приказ, - Маркус опустился в кресло и долго, изучающее, смотрел девушке в глаза. - Вы не думаете, что поступаете сейчас весьма неосторожно? – наконец, произнёс он.

- Прошу прощения? – переспросила Анна, еле уняв, неизвестно откуда взявшуюся, дрожь в левой ноге.

- Я могу ошибаться, но думаю, в данный момент, вы, возможно, невольно, питаетесь моей болью, если можно так сказать. Вам жаль меня, я это вижу, но наслаждаться моими муками не смеет никто.

- Господин, что вы? Я даже не думала о подобном.

- Кто знает? – задумчиво спросил Маркус в пустоту. – Я вижу, вам доставляет удовольствие делить с окружающими их горести и радости. Верно, это от того, что вам самой этого не хватает. Вы даёте выговориться, утешаете, но поверьте мне, я не нуждаюсь в жалости. Меня это оскорбляет.

Девушка склонила голову.

- Возьмите, - Вольтури положил перед Анной бронзовое зеркало. – Я найду чем отблагодарить, если все удастся, - его голос походил на шелест листвы, за которой хотелось спрятаться.

Девушка осторожно взяла зеркало в руки. Себя в нем она видела размыто: отображающие поверхности тех времен значительно отличались от привычных сейчас.

- Обещайте мне одно, - вдруг усмехнулся он. – Думается мне, вы тоже вольны этим грешить. Новообращенные, в чьих головах еще плотно сидит страх перед неизвестностью имеют особенность копировать речь своих господ, неосознанно часто. Для того, наверное, чтобы соответствовать положению, выделиться. Начитаются высоких слов, а у самих сердце в пятках. Аро это льстит, Кая откровенно раздражает, да и меня тоже. Если вы возьметесь за такое – не переборщите, мой вам совет. Светские манеры здесь приветствуются, но не всем они идут. Сейчас, даже более чем.

- Приму к сведению, - девушке показалось, ее щеки от смущения наливаются румянцем, и она поспешила отвернуться, опустившись в кресло напротив зеркала, в котором совсем недавно видела Дидиму. Нужный вопрос уже был задан.

Несколько минут Анна видела в отражении только себя, зажавшую в руках старинную вещь, как вдруг оно стало исчезать, словно некая тьма заволокла комнату. Девушка оглянулась на Маркуса, но и он пропал из виду.

Вдруг что-то пронеслось перед ней с отчаянным криком, и создалось ощущение того, что новообращенную скрутили по рукам и ногам.

Падение, мёрзлая земля под руками… Анна попыталась встать, нащупав в темноте что-то похожее на ветвь дерева, попробовала рассмотреть свои руки и ничего не увидела, словно ослепнув.

Наконец, вдали мелькнула вспышка света, и вампирша шагнула в ее сторону.

Где же она? Эти места ей были абсолютно незнакомы.

Запах дыма. Лес нескончаем. И лес ли это?! Чья-то тень вдруг с криком пронеслась сквозь тело, и Анна обессиленно опустилась на колени.

Дым заволок пространство, смешавшись с холодом. Вампиры не могут чувствовать перемен температуры, но вампир ли она сейчас?

Невозможной тяжестью приковало к земле. Аро… Девушка узнала его в той тени.

POV Анна

Тот, кто в одночасье возвысил меня до небес одним прикосновением? Пусть мне предоставят хоть десятки тысяч доказательств, я никогда не поверю в то, что он мог совершить такое.

Больно открыть глаза, словно я провалилась в бездну. Ещё лечу, не чувствую рук и ног, не могу набрать в лёгкие воздуха. Потеряна грань между реальностью и тонким параллельным миром. Хотя существует ли реальность? Вернее, то, что мы называем действительностью?

Его образ перед глазами. Лучезарная улыбка, тёплый взгляд рубиновых глаз, бархатный голос, обещающий Рай на Земле. Почему он? Почему не кто-то другой?

Страшно подумать, а сказать - ещё ужаснее. Вот ведь влипла…

Трагическое спокойствие обволакивает тело. Пусть будет, что будет. Любимую Маркуса убил родной брат. Верю и не хочу верить.

Глупая… Ведь знаю, что мир состоит не только из радужных красок. А верить хочется. Хочется верить. Хочется жить, не ожидая удара в спину.

Солнечный столб врывается в сознание. Простите меня, мой господин, за ещё одну стрелу в ваше горячее сердце, окружённое ледяными глыбами.

Открываю глаза. Свечи всё так же потрескивают; их пламя, покорно ветру, качается из стороны в сторону. Надеюсь, Старейшина не слышал, как я кричала. И кричала ли? Я не чувствую его запаха, но знаю, он сейчас за моей спиной.

Нужно встать, но сил хватает только на то, чтобы сжать руку в кулак. По привычке вдыхаю воздух. Делаю это жадно, будто только что находилась под водной гладью.

За окном шумит гроза. Молния разрезала пространство комнаты. Дождь бьёт в стекло. Хорошо, что в такую погоду я не нахожусь на улице. Хотя это, наверное, было бы весело.

Хватит… Нужно встать. Невежливо заставлять ждать Старейшину клана.

Резко встаю с кресла. Всё как в бреду. Подкашиваются ноги.

- Анна? Что с вами? – спросил Маркус, и этот вопрос показался девушке спасением из глубины Ада, в котором она только что была.

- Всё в порядке, милорд.

- Вы видели его?

- Нет… - выдавила из себя вампирша, наивно надеясь, что он не почувствует лжи в её голосе и зря.

- Вы смеете лгать мне? Думаете, я – безрукий тюфяк и не способен на жестокость?

Свечи, содрогнувшиеся от его голоса, отразились в ярко-рубиновых глазах.

- Мой господин, он убьёт меня!

- А между мной и им большая разница?!

- Ваш брат, - едва слышно произнесла новообращенная. – Я никого не видела кроме Аро, - она зажмурилась в ожидании удара, опустившись на колени. – Еще мне слышалось, она простила его за это.

Эти слова эхом отозвались в голове, всколыхнув память о самом светлом, что еще жило в скорбной тишине сердца. Теперь и оно разбилось, осколками раня душу.

- Он – мой самый близкий друг, и вы смеете… - голос Вольтури оборвался.

Анна выпустила подол бархатной мантии из рук. Правитель смотрел на неё мертвыми, пустыми глазами, в коих не читалось ничего, кроме отчаянья. Будь он человеком, то рухнул бы замертво ещё тогда, когда оборвалась жизнь супруги, а сейчас, зная имя виновного – такое родное и ненавистное одновременно… Темнеющий взгляд пытался уловить хотя бы малейшую крупицу лжи в напуганных глазах новообращенной, жаждал, умолял, приказывал, но тщетно. Дар не обманывал его, и боль вновь полоснула по разодранному сердцу горячим лезвием.

- Молчите, – будто в забытьи прошептал Маркус, повернувшись к девушке спиной.

Чувства гнева и боли смешались воедино, а непобедимая сила сменилась слабостью. Наверное, будь Аро здесь, он упал бы перед ним на колени, вцепившись в мягкую ткань пиджака, и заклинал бы опровергнуть «наглую ложь», позволил обмануть, проклял бы себя за ту мысль, в которой признал в нем убийцу.

- Я не сомневаюсь в вашем даре и вступлюсь за вас, если вам понадобится помощь, - наконец, выдавил он, вспомнив, что не один находится в комнате. - - Не дай, Всевышний вам когда-нибудь узнать того, что я сейчас услышал…

Девушка зажалась в угол и опустила глаза. Тяжёлая пауза повисла в воздухе, будто замер пред грозой могучий лес.

- Я лишь хочу понять, почему в этом мире заслуживают счастья только те, кто того не стоит? У вас есть на это ответ?

Вампирша поднялась с пола и поймала себя на мысли о том, что просто заворожена тяжёлым взглядом Старейшины.

- Мой господин, - решилась она ответить, - поверьте мне, те, кто получают счастье подобным образом, лишь создают видимость его. У вас оно было настоящее, и вы, как никто другой достойны, чтобы все изменилось к лучшему.

- Я, кажется, просил вас не играть с высокими фразами. Говорить можно сколько угодно, но, раз вы так верите в это… Надеюсь, ваша вера не угаснет, как моя, - кивнул Маркус, стараясь из последних сил сохранить непроницаемость, и вышел прочь, как можно тише закрыв дверь за собой.

Анне хотелось бежать за ним, но она понимала – слова сейчас лишние, да и какие тут могут быть слова?

Войдя в свои покои, Вольтури рухнул на кушетку. Отчаянный крик разорвал воздух, а старинная статуэтка, подаренная Аро в день их свадьбы с Дидимой, полетела в зеркало, расколотив его на сотни маленьких осколков. Сейчас он презирал тишину, статичность, которая распадалась под его ударами, но ничего не могла изменить.

Вырвал бы кто-нибудь мне сердце, превратил бы в прах моё бесполезное существование. Сколько можно трепать мне душу этими муками? Лучше в огне вечном гореть, хоть какая-то польза: дышать всем было бы легче! За что, Аро, за что…


- Ты заплатишь!

В конец разрушенная комната не перестала казаться склепом, а высокий потолок – крышкой гроба, готовой захлопнуться в любую секунду.

Пустой взгляд остановился на расколотой пополам статуэтке, изображающей двух голубей.

***
- Выходи за меня, - прошептал Маркус, привлекая любимую к себе.

- Прямо сейчас? Мне нужно подумать, – хитро произнесла девушка и, тихо засмеявшись собственным словам, повернулась к нему спиной.

- Выходи за меня, - нежно повторил Старейшина, с жаром припав губами к её тонкой шее.

- Я брату на тебя пожалуюсь!

Если бы она была человеком, то покраснела бы, как гроздья граната в её золотых украшениях.

- О, пощади, прекрасная! - засмеялся Марк, встав перед Дидимой на одно колено. - Я отвоюю тебя у всего света, – горячий шёпот любимого ласкал слух, окутывая в манящий шёлк нахлынувших чувств.

Вампирша повернулась к нему лицом, взглянув в глаза, застывшие на ней, как на иконе, и провела кончиками пальцев по холодным губам.

- Я больше не буду ничьей. Только твоей…

***
Какая беспечная! Опять убежала из замка со своими служанками – сплетницами. Опять без меня.

Сейчас, наверное, они вновь перемывают Аро кости, сидя на цветущей поляне, среди высоких деревьев. Или, быть может, мне?
Поскорее бы увидеть тебя, богиня моя, и вновь задохнуться дыханием орхидей в твоих пышных волосах. Скажи, ты специально дразнишь меня? Несомненно... То всюду следуешь за мной, то делаешь всё, чтобы ранить безразличием.

Нет, ты не можешь причинить мне боль с тех пор, как сказала, что любишь меня. Меня. Никого больше. Может быть, я не достоин ни одного твоего взгляда и вздоха, но моё сердце давно находится в твоём плену. Где же ты? Я уже извёл себя ожиданием. Как долго я ещё не услышу твоего звонкого смеха? Дидима. Ни один музыкальный инструмент не сможет передать звуков, прячущихся в твоём имени.

- Я сплю? – он открыл глаза, ответив на долгожданный поцелуй любимой. – Ведь вампиры не спят, правда? – сорвался с губ виноватый смешок.

Супруга провела рукой по его волосам, снимая тем самым гнетущую тревогу с сердца и наполняя божественным теплом; будто ангел, сошедший с небес, явился облегчить страдания грешника.

Такой Дидима была для него. Того, кому подарила наивысшее счастье – любовь…

- Правда.

- Аро, прости. Я с ума схожу, - засмеялся Маркус, увидев друга, стоящего в дверях. - Как раз собирался к тебе зайти. Моя жена уже вернулась?

- Марк, нам нужно поговорить, - сухо произнес правитель и подошел ближе. – Это важно.

- В чем дело, брат?

Аро скользнул вглубь комнаты, будто забыв о цели своего появления и неосознанно зажал в ладонях небольшую шкатулочку, отделанной натуральными камнями.

- Брат мой?

- Марк, скажи мне, - он нервно оглянулся. – Если нашим путям суждено разойтись, если появится причина, что заставит тебя отречься от меня, придешь ли ты, коли будет нужна твоя поддержка?

- Меня настораживают твои речи. Да и найди мне такую причину…

- Ответь. Я спрашиваю не зря. В присутствии сестры, ты постоянно говорил по-иному. Это заставило сомневаться.

- Брат, - Маркус аккуратно вынул из его рук шкатулку, которая уже начала издавать жалобный треск. – Это все из-за нашего решения покинуть клан? Будь уверен, я не изменю своей присяге. Ты зря спрашиваешь.

- Нет. У меня другая причина, - Аро вновь надолго замолчал. – Дидима сегодня не придет. Она больше никогда не придет…

- В каком смысле?

- Пару часов назад произошло нападение. Охрана подоспела поздно. Ясно лишь то, что эта попытка поколебать нашу силу, дорого обойдется виновным. Никто не уйдет, если нужно, все кланы ответят за гибель моей сестры, - его голос задрожал, а руки сжались в кулаки. – Прости, я должен был предусмотреть… - прошептал он, на что брат, к удивлению, наградил его усмешкой.

- Нельзя. Так нельзя. Вы оба до конца дней своих будете играть в свои игры, но неужели и ты, брат мой, поддавшись её невинному озорству, решил подобным образом…

- Марк, я не лгу, - прошептал Старейшина. – Поверь, мне тоже невыносимо принять это за правду, но это так. Моей сестры и твоей супруги…

У Вольтури потемнело в глазах. Он сверлил брата взглядом и будто не узнавал, а в груди что-то оборвалось и разбилось, как волны о скалы.

- Не смей. Прошу, замолчи. Милая моя. Моя, - он опустился на стул, почти не чувствуя, как Аро держит его за руку. - Её больше… Ты говоришь…

Маркус с силой откинулся на спинку кресла и, вцепившись пальцами в подлокотники, закрыл глаза, словно умоляя самого себя очнуться от этого кошмарного сна.

- Брат…

- Оставь меня, слышишь!– он вскочил и в одно мгновение оказался у подоконника, – я найду! Клянусь! Я найду! – рвался изнутри вопль простреленного навылет зверя, жадно вбирающего в легкие влажный воздух. - Как допустили?! – Марк резко оттолкнул брата так, что тот еле удержался на ногах. – Прости, я веду себя, как конченный эгоист, прости меня…

- Ты… - вдруг пораженно прошептал правитель, видя, как искажаются черты молодого лица неописуемой болью. На мгновение показалось даже, что вот-вот, и по темно-каштановым прядям предательски побежит седина.

- Оставь меня одного, – прохрипел Вольтури, отвернувшись.

- Ты должен жить, брат. Ради её памяти. Я сделаю всё, что в моих силах, – произнёс Аро и вышел прочь, оставив на столе потемневшую от копоти заколку сестры.

Казалось, все краски мира поблекли и стали напоминать погребальную процессию. Разбилось прошлое и будущее, а настоящее перестало существовать вовсе.

- Она погибла… - шептал Маркус, отказываясь осознать то, что услышал минуту назад. - Почему, любовь моя?

С наступлением темноты Вольтури покинул ненавистные теперь стены и помчался, не разбирая дороги. Боль резала его изнутри, огнем пожирая все то, чем всего несколько часов назад дышало два сердца.

Существуют ли такие слова, что способны бы были описать хоть миг подобных мук?

Молния рассекла небо, и крупные капли дождя потушили последние искры пепелища в глубине леса, где он упал, обессилев, на траву.

Он горел вместе с ней, с его Дидимой. В небесной лазури свернула молния, а серое облако на минуту приняло очертания родного лица, но его уже нельзя было коснуться.

- Ты заплатишь…

***
- Аро, ты – друг мне?

Правитель тут же отложил в сторону бумаги и с едва заметной улыбкой посмотрел на брата, застывшего у окна.

- Поверь, я ни разу не давал тебе повода усомниться в этом.

- Верю.

- Марк, выслушай меня, - с шумом выдохнул Старейшина. - Нам обоим сейчас одинаково трудно, но это не должно сломать нас. В том, что случилось…

- Подожди. Я пришел к тебе, как к равному, не для того, чтобы выслушивать вдохновенные речи о светлом будущем.

- Никого нет в мире упрямей!

- Убей меня, - Маркус медленно опустился на колени.

- Нет, - в голосе Аро почувствовалась невыразимая тоска, какую главный правитель мог показать с недавних пор лишь ему. – Я столько раз слышал это в твоих мыслях. Не думал, что ты осмелишься просить меня вслух.

- Я не хочу больше так.

- Не смей. Я скорее стану твоим врагом, нежели исполню эту просьбу.

- Не верю. Потому и выбрал тебя. Всего одно движение, Аро.

- Я не могу.

- Ты можешь всё. Не будь так, мы бы не создали этот клан. Мы бы не добились того, чего добились.

- Я потерял сестру, Марк… Я не могу потерять и тебя.

- Ты переигрываешь.

- Просто прими мой ответ.

Маркус поднялся с колен и, задержав взгляд на портрете любимой, вылетел из комнаты.

- Прости.

Ничего не проходит. Время не может вылечить таких ран. Да что оно вообще может, кроме как лететь без оглядки? Бессмертие хуже смерти, если хочешь вдребезги разбиться о камень вечности, но не можешь.





           
            Дата: 11.05.2013 | Автор: Anabel




Всего комментариев: 34

1 2 »

+3   Спам
1 Розовый_динозаврик   (12.05.2013 10:14)
Обручальное кольцо супруги затерялось в невысокой траве.
Альтернативная история или Маркус и Дидима помоложе своих канонных возрастов на тысячелетия полтора?)




+1   Спам
5 Anabel   (12.05.2013 10:38)
Раньше кулон был... Лучше исправить?




+2   Спам
8 Розовый_динозаврик   (12.05.2013 11:19)
Деталей особо не знаю о брачных обрядах древних греков - мой обожам-грек на две тысячи лет помладше, там свои нюансы) А исправлять или нет - дело твоё, я тут мимокрокодил, глаз зацепился, пока сцылки подшивала)




+2   Спам
11 Anabel   (12.05.2013 14:12)
Заинтересовал твой вопрос об обручальных кольцах, и я нашла интересную статью, где написано, что Древнегреческие влюбленные обменивались обручальными кольцами с изумрудами, признаваясь тем самым в верности и любви друг к другу. Спасибо, что обратила внимание, чтобы я себя проверила wink




+3   Спам
17 luna_blanca   (12.05.2013 17:56)
Прошу прошения за то, что встреваю в разговор. Просто для своего фика не так давно читала про свадебные обряды в Древнем мире. Инфа про "окольцевание" везде разная, точного века появления обручальных колец нигде не называется. Пишут, что кольцо невесте дарили ещё в Древнем-древнем Египте.




+2   Спам
18 Anabel   (12.05.2013 18:18)
Я тоже читала))))




+4   Спам
2 Мирей   (12.05.2013 10:28)
Анабель, это прекрасно.:)




+4   Спам
3 Мирей   (12.05.2013 10:30)
(скандирует) «Чёрные розы»– на большой экран!




+3   Спам
4 Anabel   (12.05.2013 10:31)
Ой, до чего ж приятно то! biggrin yahoo




+4   Спам
6 Djiny   (12.05.2013 10:58)
Anabel, все супер!!!!!




+4   Спам
7 Anabel   (12.05.2013 11:10)
Благодарю kiss




+4   Спам
9 kateL   (12.05.2013 13:22)
Излишне тут много говорить, просто скажу-понравилось.




+3   Спам
10 Anabel   (12.05.2013 13:42)
happy спасибо




+4   Спам
12 Sai_Greeng_122   (12.05.2013 14:15)
Ммм... столько вкуснятины... Отзыв придётся переписать ХЪ




+3   Спам
13 Anabel   (12.05.2013 14:35)
Ой shok А он уже готов? *представляет*




+4   Спам
14 Sai_Greeng_122   (12.05.2013 14:40)
Теперь нет)




+3   Спам
15 Anabel   (12.05.2013 14:50)
Ну, вот sad *пишет продолжение, чтобы скорее увидеть*




+3   Спам
16 Anabel   (12.05.2013 14:51)
Sai, что ты со мной делаешь? biggrin




+4   Спам
19 Sai_Greeng_122   (12.05.2013 19:10)
Ничего плохого ^^




20 Эймик   (12.05.2013 20:16)
"Обручальное кольцо супруги затерялось в невысокой траве."    У меня вот какой вопрос по кольцу: почему оно оказалось в траве? Его не было на пальце Дидимы во время сжигания её останков?




21 Anabel   (12.05.2013 20:19)
Было...




25 Эймик   (12.05.2013 21:15)
И не расплавилось? Даже не деформировалось? И почему тогда в траве, а не в горстке пепла?




+3   Спам
26 Anabel   (12.05.2013 21:22)
Дальше всё будет




+3   Спам
22 KlarissaLecter   (12.05.2013 20:23)
Низкий поклон автору. Чудесно. Хочется сказать гораздо больше, но эмоции просто переполняют! Очень глубокая глава, и я уверена, что и остальные будут такими же! wink




+3   Спам
23 Anabel   (12.05.2013 20:34)
Спасибо большое за тёплые слова, они очень значимы smile




+3   Спам
24 Dzein   (12.05.2013 20:34)
Ты - умница! Помни это)))))))))




+2   Спам
27 VOLTURIlove   (13.05.2013 08:54)
Тронуло! Ты молодец!




28 Anabel   (13.05.2013 09:41)
Спасибо большое ^^




+3   Спам
29 luna_blanca   (14.05.2013 21:03)
Вот сейчас мне читать было читать интересней- новенький вариант) Очень трогательно! Аро-Аро, шо ж ты врёшь и не морщишься)) Люблю этого коварного типа)) И Маркуса тоже. И Кайуса. Я так полагаю, последнего в новой редакции либо предвидится мало, либо вообще не предвидится?




30 Anabel   (14.05.2013 21:05)
Предвидится))) Намного больше, чем было)))



1-10 11-13

Оставить комментарий:


Последние комментарии:

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
Спасибо тебе ещё раз ^^
*искрит и светится*

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
Я уже говорила, что продолжение шикарно?..  happy  О да, его стоило ждать. Ну и перечитывать тоже)

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
Не верю. Не-а. Такого не может быть, потому что такого быть не может!)

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
Подожди, возможно оно не стоило того, чтобы ждать целый год)

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
ДААА!!!  yahoo  taunt  happy  *бегает и радуеца в предвкушении*

Предыдущие комменты...
Обновления в фанфиках:

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия Глава 13.2 (2)
Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия Глава 13.1 (0)
Любовь вампира Глава 17 (0)
Любовь вампира Глава 16 (0)
Любовь вампира Глава 15 (0)
Любовь вампира Глава 14 (0)
Огонь и Лёд Глава 44 (0)
Огонь и Лёд Глава 43 (0)
Огонь и Лёд Глава 42 (0)


Лучшие комментаторы:

  • Розовый_динозаврик (2452)
  • Кристалик (1553)
  • Эске (1552)
  • Lis@ (1547)
  • Jewel (1297)
  • Orpheus (1109)
  • Anabel (922)
  • ElieAngst (832)
  • ВИКТОРИЯ_ВОЛЬТУРИ (799)
  • BeautifulElfy (757)


  • Copyright Волтуримания © 2010-2017

    Сделать бесплатный сайт с uCoz



    Фото галерея





    На форуме сейчас обсуждают:


  • Болталка vol.2
  • Кино
  • Песнь Льда и Огня
  • Майкл Шин (Michael Sheen)
  • Дэниэл Кадмор (Daniel Cudmore)


  • Мини-чат


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Сейчас на сайте:


    Реклама фанфиков

    Завоевав высокое положение в жесточайшем мире подневольных, сумеешь ли ты, урожденный афинодор, вырваться из рабских оков, или же тебе суждено навечно остаться узником чужого влияния?
    Бронза на конкурсе мини-фиков "Быть человеком".

    Добавить рекламу