Меню сайта


Фанфикшн


Медиа



Творчество


Актёры



Поиск по сайту




Статистика:



Дружественные
проекты


Twilight Diaries - Сумеречные Дневники: неканоничные пейринги саги Стефани Майер в нашем творчестве





Главная » Фанфики
[ Добавить главу ]




Чёрные розы вечности




Гла­ва 20.2

Маски


- Ты ещё больше похож на инквизитора в этой мантии, - слегка насмешливый голос супруги будто наяву прозвучал в голове древнего вампира, стоящего на вершине башни, как раз над бальным залом.

- Я им и являюсь, - одними губами ответил Марк, рассматривая звезды на небе. - Pazzo tra i pazzi. *

- Смотря, что понимать под безумием.

- Мою любовь к тебе. Разговоры, в которых считаю тебя живой.

- Не всегда то, что мы слышим – безумие.

Маркус оглянулся: сейчас он ещё более чётко ощутил знакомый запах, увидел знакомые черты, но уже не осквернённые мучением и печалью – живая и настоящая, какой помнили её портреты в картинном зале, Дидима стояла перед ним. Тонкие пальцы коснулись плотно сжатых губ, а несколько настороженный взгляд что-то искал в каменном лице.

- Ты разлюбил меня? – спросила она играючи, на что супруг сделал попытку коснуться призрачных волос и покачал головой. Под ладонью пробежал холодок.

- Как я мог разлюбить, - он устало вздохнул, - ту, без которой даже кровь не питает жилы?

Их взгляды застыли друг на друге, и вампир поразился мысли, что практически не ощущает боли, видя призрак своей главной потери, главной и единственной любви, которую не сможет поколебать ни одно существо на Земле. Он видел её, остальное потеряло всякий смысл, разлетаясь на миллионы крохотных осколков, подобных тем звёздам на небосводе. Даже правда о гибели любимой прекратила, казалось, терзать душу в это мгновение, сменившись страшным предчувствием, подсказывающим сердцу: «Сегодня ты в последний раз ощущаешь её рядом. Этой ночью она свободна от оков этих стен».

В чёрной пустоте, в немом пространстве, где тяжело произнести и звук, он и она смотрели друг другу в глаза, а мимо пролетала маленькая вечность вдвоём. Если раньше из груди обоих рвался дикий крик скованного стальными оковами грифа, то теперь он затих, цепи пали, и лишь ветер лелеет бессмертное чувство.

- Мне страшно, Маркус, - прошептала она, подойдя ближе. – Бродить по темным коридорам, где мой зов сливается с твоим, но я тебя не вижу.


- Прости меня, мой ангел, - в его глазах печальным блеском отразился белоснежный саван одеяния. – Я измучил тебя своей болью.

- Я всё тебе прощу, - её голос подхватило дуновение тёплого ветерка, - только не предавай меня.

- Никогда, - прошелестел Маркус, закрывая глаза и, слегка наклонившись, почувствовал нежное прикосновение родных губ.

Торжество было в самом разгаре, когда он оказался на уступе одной из трех колонн почти под самым потолком и стал наблюдать за гостями, оставаясь незримым как для них, так для зеркал.

Лик любимой всё еще стоял перед очами, согревая сердце, а шёпот вампиров внизу напомнил канувшую в лету свадьбу. Та же зависть, то же восхищение, те же лебезящие улыбки, полные страха. Ненависть… Аро ведь так любил великодушно приглашать своих недоброжелателей на «пиршества», «желая прийти с ними к общему знаменателю».

***
Скоро в зале вновь сделалось мрачно. Тут и там замелькали фигуры в черных плащах, со стороны похожие на коршунов, кружащих над добычей. Среди них находилась и Анна.

На мгновение «чёрные птицы» соединились вместе, а когда разлетелись по залу, продолжая полет, девушка скинула плащ и оказалась вместе с Деметрием в центре круга. Музыка сменилась на более лёгкую, пара сделала несколько простых танцевальных элементов, изображая греческих влюблённых – маленькую картинку прошлого, но скоро «чёрные птицы» «проглотили» их, а тревожная мелодия оркестра прекрасно дополнила этот дикий танец.

И вот, спустя минуту, голоса трубных вновь сменило печальное соло скрипки, а под самым потолком мелькнула хрупкая тень. Анне привиделось тогда, что это чья-то душа, беспечно витающая в небе и нисколько не подозревающая о скорой поимке.

Лицо вампира плотно скрывала маска, такая же матово-черная, как и идеально подчеркивающий тонкую талию костюм, но темные тона нисколько не говорили об этом существе, как о хищнике. Аро играл человека. Человека, каким был безумно давно…

Он тряхнул волосами, прогнувшись в спине, и взлетел вверх, одной рукой держась за тонкую, но прочную цепь, лишь для вида удерживающую над полом, и во взгляде Сульпиции, наблюдавшей за действом с балкона, Анна вдруг прочитала безмолвный испуг, или, быть может, перед глазами её сейчас проносились пережитые потрясения, пройденные пути рядом со Старейшиной.

Девушка могла бы сейчас поклясться, что все, кто имел честь сегодня присутствовать в зале, внимали этим надрывным движениям и музыке, без слов говорящим о том, что творится в сердце правителя, и походили на натянутые струны, словно представ перед судом божества, благодаря которому существует весь вампирский мир и благодаря которому погибнет. Старейшина всем своим телом, каждой каплей яда в застывших жилах излучал ненависть к Нему, ибо прощать собственную слабость для Аро было бы дикостью, пусть наградой за неё стали бессмертие и величие.

Он камнем сорвался вниз, но снова вспорхнул, кружась, под самый потолок, окинув всех властным и практически презирающим взглядом, от чего Кай, сидящий на троне, не смог сдержать довольную улыбку.

Еще один короткий обрыв, и Анна ясно увидела, как владыка падает в огненный круг, пламя которого едва ли не касается его одежды. Он не заметил Маркуса, весь погружённый в свой спектакль, и когда тот появился в числе «чёрных птиц» рядом с ним, то совсем не подал виду, прячась под волнами огня.

Фигуры в черных плащах ещё парили под самым потолком, попадая в поле зрения зеркал, а Аро замер внизу, словно восковая статуя.

Когда «птицам» настала пора исчезнуть, завершив танец, Анна едва заметно вздрогнула – кто-то крепко и, вместе с тем, ненавязчиво зажал её ладонь в своей, а плащ опять слетел с плеч.

- Милорд, - хотела воскликнуть Анна, но попыталась вовремя взять себя в руки.

Под небесным куполом они остались вдвоём. Пламя вспыхнуло с новой силой, отразившись в зеркальной глади, равно как и «человеческие» силуэты. От торжественной музыки закладывало уши, но девушка уже почти ничего не ощущала, поражаясь самой себе и всей ситуации. Страх отступил, движения стали легки и изящны, а в глазах Маркуса она заметила блеск, с каким встречалась только на портрете в спальне Дидимы.

Тяжелая тишина, раскачиваясь, повисла в воздухе, и вдруг вновь грянули трубы, будто гром над застывшей в знойную жару природой. Аро в последний раз взметнулся вверх, а когда все трое оказались внизу, подал Анне руку, выводя вперёд на поклон.

Зал взорвался в овациях, и, наверное, лицо девушки залилось бы краской, а сердце выпрыгнуло из груди, если бы в жилах текла кровь. Правитель сдержанно улыбнулся, вопрошающе посматривая на брата, а Грегори, положив на пюпитр дирижёрскую палочку, не смог сдержаться, чтобы не подойти и не обнять своего «молодого господина».

- Превосходно, Марк! Не ожидал больше увидеть…

- Я тоже, - сухо бросил Аро, намереваясь скорее вернуться к своему трону, лишь бы не вступать ни с кем в диалог.

- Господа, простите, - почтительно поклонилась Анна, решив последовать его примеру.

Часы, должно быть, давно пробили полночь. В сказках это число является магическим и завершает с последним ударом действие любого волшебства, возвращая всё на круги своя, но эта ночь не кончалась. Так не хотелось, чтобы она кончалась!

- Страшно было?

- Смеёшься? – девушка уже несколько минут не могла прийти в себя и тут же включила защитную реакцию в виде злости, подняв глаза и увидев перед собой хитрое лицо Деметрия.

- Я знал, ты сможешь, - ещё шире оскалился вампир, приобняв её. – Кстати, спасибо.

- За что? – спросила Анна, но тот словно не услышал вопроса, а взгляд приковала стоящая поодаль от колонны вампирская фигура, всколыхнув в памяти давние воспоминания. Этот темноволосый «человек» безусловно был знаком ему, но, хоть вампиры не меняются, Деметрий до неприличия долго определялся в собственных догадках…

***
1000 год до н. э., египетский клан.

Сине-золотые ткани, похожие на лепестки лотоса, слегка качаются, оставляя тени на белокаменных стенах. Над ними в кругу «белокурых ангелов с красными глазами», потягиваясь, медленно разводя руки в стороны, кружит Он, и чем становится выше, тем жалобней тянутся к нему ладони танцующих дев, так манящих своих сладкоголосым пением.

Вот брюнет в небесно-голубом одеянии подхватывает белокурую красавицу, чью голову укрывает белая ткань, расшитая золотом. Небо и Солнце, гармонично слитые воедино; два божества, олицетворяющие собой трепет перед величием духа, солнечного света, которому даже в царстве ночной тишины отведено особое место.

- Это чудо, друг мой, - Аро заворожённо наблюдал за действием. – Этот юноша может добиться таких высот, что нам и не снились, - он с некоторой долей досады опустил глаза.

Темноволосый вампир промолчал и вежливо улыбнулся, прекрасно понимая, к чему ведёт Вольтури. Ему осталось теперь только ждать, когда тот изволит задать свой главный вопрос, после чего Деметрий покинет его клан навсегда.

- Что скажешь? – вампир выпал из раздумий, поймав на себе фанатично-восхищенный взгляд Старейшины.

- Дай мне время подумать. Такое приглашение – большая честь, не думай, что я ею пренебрегаю, однако…

- Большая честь и для меня иметь столь ценный дар в своей коллекции. У тебя есть время, - великодушно отозвался Аро.

Лепестки священного цветка разлетелись, а двое вампиров опустились вниз, касаясь друг друга одними лишь кончиками пальцев.

- И всё же, друг мой, отчего ты не желаешь передать ему моё приглашение перейти к нам? Что тебя держит? – Старейшина хотел коснуться руки, но тот успел убрать её.

- Меня пугает твоя страсть к талантам, готовность завоёвывать их как трофеи.

- К сожалению, ты должен признать, что в нашем мире всё покупается и продаётся. Вопрос только в цене. Ты же видишь, как ему тесно здесь, я могу дать больше. Хотя, быть может, ты просто сомневаешься во мне? – Аро ядовито улыбнулся.

- Оставь это. Не хочу в такой вечер говорить о делах, - смутился вампир и улыбнулся танцующим, застывшим в полупоклоне.

***
Той же ночью…

Брюнет взлетел по широким ступеням и, застыв у покоев главы клана замер, явившись невольным слушателем обрывка разговора.

- … Ты начинаешь злить меня своей нерешительностью, - певуче произнёс Вольтури. – А я уже почти поверил, что убедил тебя.

Привычные ароматы благовоний вдруг отдались подобием першения в горле, но ищейка подошёл ещё ближе, явно чувствуя, что говорят о нём.

- Прости, Аро. Если хочешь, посчитай это проявлением дерзости, я не могу ответить согласием на твою просьбу. Деметрий – весьма способный, сильный, ловкий, но, будь уверен, его дар никогда не станет угрозой твоему клану.

- Верно, не станет, - сухо бросил вампир.

- К тому же, у тебя и так есть один ищейка. К чему вам, на твоём языке, «второсортные»?

Глаза невольного слушателя налились кровью, а рот наполнился ядом. В маленькую щёлку он заметил, как Старейшина боковым зрением наблюдает за ним, будто чувствуя его через стену. Деметрий инстинктивно сделал шаг назад.

- О, я не стал бы так говорить, - голос стал заметно громче и насмешливей. – Что касается одного из моих слуг, то он во многом уступает «предмету нашего спора».

- Чем же?

- Быстро выдыхается, но право так о нём говорить имею только я.

- Если я передам Деметрию твоё приглашение, а он откажет – будет война?

- Нет, что ты? Не переходи сгоряча в крайности, - рассмеялся правитель. – Знаешь, - его глаза блеснули огнём, - я, похоже, случайно явился создателем одной забавной традиции. Ты ведь сам сказал: «Трофеи завоёвывают».

- К чему ты клонишь? – нахмурился вампир.

- Мы можем вступить в поединок, не насмерть, конечно. Тот, кто положит противника на лопатки – побеждает, а проигравший отдаёт то, что поставлено на кон.

- «Случайно», говоришь?

- Я не лгу. Бывало, я выставлял своего лучшего бойца против некоего оппонента. Правда, в таких случаях, без смертей не обходилось. Выберешь что-нибудь?

- У меня есть право выбора?

- А, как же?

«Он сомневается во мне» - мелькнула гневная мысль в голове Деметрия, который прекрасно понимал, о каком «лучшем бойце» говорит Аро. – «Уж кого-кого, а этого громилу неотесанного я за пять минут уложу».

- Тебе не стоит недооценивать силы своих братьев, равно как и мои, - будто прочитав на расстоянии его мысли продолжил Старейшина. – У меня больше нет времени ждать, завтра на рассвете я буду вынужден покинуть ваш гостеприимный дом. Поэтому, жду твоего ответа сейчас.

- Хорошо. Пусть он решает сам, - ответ после долгой паузы прозвучал эхом.

Деметрий так и не узнал, был ли слышен его презрительный смешок в адрес последней услышанной фразы. Голова гудела от множества мыслей, идущих в огромный разрез с желанием держаться достойно и никому в этом «гармоничном до неприязни» доме не вырвать глотку. Уже в тот самый миг он решил уйти не оборачиваясь и не прощаясь, сказав своё молчаливое «да» главе клана Вольтури.

- Деметрий? – оклик того самого «неотёсанного громилы» заставил его рассмеяться, вернувшись «с небес на землю». – Ты меня слышишь?

- Прости, Феликс.

- Всё в порядке?

- Да, скоро начнём. Ты видишь, кто это? – он вновь посмотрел на вампира, беседующего с дамой возле колонны.

- Мартин, конечно. Ты только заметил?

- Да…

Деметрий всё не мог поверить собственным глазам. Это и был тот самый «второй» ищейка, которому Аро нашёл тогда достойную замену в его лице. Он помнил испытание, данное правителями, которое они прошли вместе ближе к завершению. Ведь чем сильнее они ненавидели друг друга, тем больше уважали, оба оказываясь достойными места в клане. Шли по следу преступника, одичавшего от одиночества в подземельях Вольтури и неизвестно как нашедшего заброшенный выход из того лабиринта, куда был брошен. Наконец, догнав цель, лица охотников наполнились невыразимым ужасом, хотя чего им только не пришлось повидать за годы бессмертия: изувеченное шрамами от укусов худощавое тело, большие, мутно-кровавые глаза; удивительно цепкие, длинные пальцы, которые мгновенно вцепились в горло Мартину. На совершенно лысой голове вампира виднелись выступившие, давно обескровленные, вены.

Не мешкая долго, Деметрий схватил несчастного и, ещё имея силу новообращённого, легко оторвал его от Вольтури.

Бились до самого заката, поражаясь невероятной мощи этого сломленного «человека», и даже когда останки его воссоединились с пламенем, не могли поверить, что одержали победу.

- Думаю, должен поблагодарить, - Мартин нехотя протянул руку конкуренту.

- Тебя теперь убьют? – задумчиво спросил тот.

- Это Аро решать. Безусловно, победил ты, и поэтому беспокоиться об итоге для тебя -лишнее.

- Ты боишься смерти?

- Мне она интересна, - оскалился Мартин. – Ничего, это лишь миг. Правда, хотелось бы ненадолго его отсрочить. И, да, кстати, - он снял с шеи кулон с гербом клана и, вложив его в руку ищейке, поднялся с земли. – Пойдём, не будем заставлять правителей и богов дожидаться.

- Да-да, если ты просто уйдёшь, мы встретимся при других обстоятельствах, - усмехнулся Деметрий, ступая следом.

- Как ты его нашёл?

- У меня есть источники, - Феликс хлопнул друга по плечу. – Везунчик он, конечно, редкий. Если бы Аро вдруг тогда не передумал, я бы удовлетворил свою жажду крови.

- Тебе и вправду совсем без разницы, кого убивать? – Деметрий хитро посмотрел на него.

- До такого нужно уметь меня довести, а то тут все будто такие тугодумы и не в курсе, что нельзя стоять между мной и охотой.

- Кажется, наш выход. Вспомни, о чём я тебе говорил и не веди себя, как ничего не выражающая статуя.

- Будет сделано, - съязвил Феликс, шумно выдохнув и поправив ворот пиджака. – Жду твоего сигнала.

***
Кайус и Афиндора спустились к гостям, оставляя возможность двум оставшимся правителям поговорить, но те молчали, казалось, любуясь разноцветными красками торжества и слушая голоса.

- Ты куда? – тихо спросил Маркус, когда Аро вдруг поднялся с трона и направился к потайной двери.

- К себе.

Вместо ответа Старейшина сжал его запястье, не давая вырваться.

- Пусти, - гневный взгляд выстрелил в Марка, но тот лишь ухмыльнулся.

- Кажется, ты сам уговаривал меня присутствовать. Нет?

- Присутствовать. Издевательства в мою просьбу не входили.

- Я отнял у тебя овации? – сыронизировал Вольтури.

- Зачем ты вырядил эту девицу в платье моей сестры? – прошипел Старейшина, чьи ярко-алые глаза светились невыразимой злостью.

- «Эту девицу»? Думал, она тебе симпатична.

- Убери руку. Второй раз просить не стану.

- Сядь, - парировал Маркус, меняясь в лице. – В моих мыслях никогда не было издеваться над тобой.

- Это платье действует на меня, как красная тряпка на быка.

- К чему столько ненависти? Ты ведь говоришь, что любил свою сестру.

- Это уже не твоё дело, - Аро вырвал руку из стальной хватки и быстрым шагом направился к двери.

- Если хочешь, можем поменяться, - окликнул Старейшина, - я здесь не за тем, чтобы портить тебе праздник. Кстати, твоя цепь, - он равнодушно оглядел свои руки, - во время танца, сильно рисковала оборваться.

Аро медленно оглянулся, но Маркус продолжил бесстрастно смотреть в толпу.

- Думаю, с такой высоты тебе было бы больно падать, особенно так внезапно. Сядь, - последнее слово вампир произнёс с прежней тихой интонацией.

***
Услышанная далее мелодия была Анне знакомой и в живом исполнении, ещё сильнее взяла за душу с первых нот. На уступах колонн под потолком зала по очереди стали возникать силуэты, одетые в строгие костюмы: первый, второй, третий. Душа замерла в трепете, ведь внешний облик вампиров, то, как они держали себя – всё дьявольски напоминало самих правителей Вольтури.

Внизу двигались «марионетки», внимающие каждому движению солистов и покоряющиеся невидимым ниточкам. Алое пламя олицетворяло собой Ад, в котором они танцевали и «горели», порождая в сердцах зрителей ужас и боль. Последнее вампирша чётко увидела в миниатюрной блондинке с прямыми волосами, что сидела с ней рядом. Она что-то шептала, смотря вверх, но прочесть по губам Анна не могла, да и не захотела.

Её поразили стихи… Её стихи. Вот за что «спасибо» сказал Деметрий, и вот почему Алек с такой любовью вчитывался в строки, когда они разговаривали в комнате. В душу закрались противоречивые чувства: с одной стороны, девушке сделалось пронзительно больно, ведь строки взяты без спроса, а с другой – они воплощены в жизнь, и ей не могло это не нравиться. Тут она поймала на себе улыбку Маркуса, который, по-видимому, обо всём догадался по выражению её лица и продолжил придирчиво вслушиваться в голоса солистов.

Удивительно, но, как показалось Анне, Феликс в амплуа Марка смотрелся сносно. Металлический тембр пробирал до дрожи, и пусть принять обличье пылкого влюбленного юноши давалось сложно, держаться с присущим господину достоинством он умел хорошо.

Деметрий, нисколько не искажая лика Аро, величественно вскидывал руки, властвуя над пламенем, а, местами, и вовсе походя на Кайуса, в чьем образе был Алек, свистящим голосом напоминающий «отступникам» об их «истинном месте».

Языки пламени тянулись к колоннам, сливаясь с красным шёлком на полу, когда в центр зала вышла женщина в тёмном платье с длинным шлейфом и полупрозрачной шалью, укрывающей голову. Пальцы медленно рвали лепестки роз; было видно, как острые шипы стеблей рвут тонкую ткань.

- Челси…

Три солиста стали медленно спускаться к ней с колонн по невидимым ступеням. Она манила их своим монотонным пением, будто воля рока, которому лишь редкие счастливчики способны противостоять.

Аро молитвенно сложил руки и прижал кулак к груди, верно, думая о чём-то своём, почти уже не внимая голосам, проникновенно льющимся из хладных душ вампиров. Сульпиция на минуту зажала переносицу и с шумом выдохнула, пытаясь стереть с лица предательски выступившую непрошенную, горькую улыбку, а Афина смотрела куда-то в пол.

Прозвучали три последние ноты, унося с собой разыгранную битву, в которой не осталось ни победителей, ни проигравших – все они лежали теперь у ног Судьбы.

Зал погрузился в молчание, но тут трое Старейшин встали, подняв за собой шквал аплодисментов, который ещё долго не желал смолкать.

- Можно слово, - голос Деметрия немного дрожал от волнения. – Наше выступление было посвящено трем главам нашего клана, а именно тому вдохновителю, с чьей лёгкой руки мы стали теми, кем являемся сейчас. В каждого из нас он вложил когда-то всего себя, чтобы мы имели право носить эту фамилию, и какие бы разногласия нас не разъединяли впоследствии, я думаю, вы догадывайтесь, благодаря кому, мы всё ещё не узнаны.

- Браво, - прозвучал голос Мартина.

- Но это ещё не всё, - в предчувствии, Анна неуверенно привстала, - среди вас присутствует автор строк данной песни, которые мы буквально за несколько часов положили на музыку и решили преподнести всем в качестве подарка. Думаю, она уже бежит сюда со всех ног.

Девушка мигом помчалась вниз и с толикой притворной обиды взглянув на Алека, приобняла ищейку, который неизвестно когда успел достать небольшой букет тёмно-бордовых роз.

- Magnifico!** - прошептала она, растроганно зарываясь в них лицом.

***
Бал постепенно приближался к своему завершению, а гости всё не могли прийти в себя, обсуждая увиденное и услышанное. Оркестр не смолкал, перебирая множество различных известных композиций, и вампиры, казалось, забыли о предстоящем «ужине».

- Аро, - окликнула Сульпиция, стоило Вольтури выйти в коридор.

- Тебя тоже утомило торжество? – устало отозвался он.

- Мы оба любим тишину, но она мне нравится значительно меньше, чем те несколько танцев, которые ты подарил мне сегодня. Только, к сожалению, мне пора возвращаться и лучше всего – сделать это незаметно. Корин может остаться, а у меня появились дела.

- Я счастлив, что ты здесь, - прошептал Вольтури, обернувшись и прижав вампиршу к груди.

- Знаешь, я, - она вдруг испуганно подняла на него глаза, - «человека» во Франции встретила…

- И каков он? – в вопросе прозвучала ревность.

- Так и не успела понять, - Сульпиция разочарованно покачала головой. – Я поделилась с ним своими мыслями насчет нас. Конечно, не называя имени. Он сказал, тебя нужно забыть.

- Что же ты сделала? – Вольтури улыбнулся.

- Убила, - несколько безумный огонёк блеснул в глазах брюнетки. – Дважды. Наигралась и сожгла. Вся любовь.

- Вся любовь, - в голос расхохотался Старейшина и закружил её на руках.

- Теперь ты признайся мне, - серьёзней спросила Сульпиция, коснувшись золотого кулона. – Ты ведь тоже полюбил другую?

- Мне сложно тебе сейчас ответить, - он опустил глаза. – Я не совсем понимаю.

- Ты убьёшь её для меня? Если не будет тебя достойной? – она долго внимательно смотрела в его удивлённые глаза, а после примирительно улыбнулась. – Я шучу. Всё в порядке, правда.

- Прости меня, - вдруг обронил Аро. – Мне не дать тебе больше, чем могу. Не дать того, чего ты, должно быть, желала от любимого мужчины.

- Что с тобой? – вампирша обвила его лицо руками, заметив, как под кожей заходили желваки. – Расскажи мне, я помогу.

- Не бойся за меня, - певуче произнес голос. – Помнишь нашу старую примету? Мы тогда жестоко поругались перед битвой, и ты пожелала мне гибели.

- Ты победил.

- Идя в бой с этим словом, в который раз…

- Гори, - прошептала Сульпиция, коснувшись губами губ вампира.

- Гори, - повторил тот на мгновение предавшись, казалось, угасшим чувствам, и медленно запрокинул голову, отпуская вампиршу из «плена». – Феликс!

Широкоплечий вампир тут же показался в коридоре.

- Проводи госпожу. Отвечаешь головой.

- Да, господин.

- Хотя, нет, - он лукаво посмотрел на супругу. – Ещё один танец…

***
Танго трёх правителей, стоящих выше всех и вся. Рассекая плащами воздух, они были похожи на демонов, скрытых за пламенем внезапно вспыхивающих факелов в разных углах зала.

Глаза в глаза. Они будто играли какую-то шахматную партию, держа в напряжении зрителей. Огни зажигались и гасли с сумасшедшей скоростью и, казалось, само небо сейчас упадёт на землю, содрогаясь от грохота музыки. Свита переглядывалась между собой, бесспорно чувствуя свою трагическую безвольность.

Вскоре в центре зала оказались Сульпиция и Афиндора. Полупрозрачные золотые ткани качали их в своей колыбели в то время, как рушился тонкий мир вокруг. И вот супруги, наконец, воссоединились, олицетворяя собой всю мощь вампирской силы, какая только может существовать на Земле; вихрем закружились в воздухе и, нарисовав под самым куполом герб клана, вдруг упали вниз. В лавину страсти красного шёлка, в огонь жажды крови, который никогда не даст взлететь подобным им выше облаков.

Зал вновь утонул в овациях, а галантный поклон танцующих предзнаменовал приход нового утра, ненавистного для детей ночи.




           
            Дата: 17.05.2015 | Автор: Anabel




Всего комментариев: 6


1 Djiny   (18.05.2015 13:57)
Так-с, я пришла ругать тебя, как и обещала)
Ну уж слишком долго ты тянула с этой главой, а теперь еще столько же ждать 2 часть, я же здесь вся изойдусь!
Смотри, ты мне обещала в июле, я словила тебя на слове, и буду пытать!
Ну что же, перейдем к самой главе) Честно сказать, я ожидала большего, после просмотра клипа мне сразу  так захотелось узнать побольше о бале, мне кажется, что ты скомкала описание зала, а я так этого ждала...
Но мне очень понравился момент с Анной и Алеком, пока читала как раз слушала фортепианную мелодию, и теперь у меня ощущение, что Алек играл именно ее)
Еще зацепил момент с "Черными птицами", тоже читала под музыку, но более эпичную)
Чуть не забыла про "Призрака Оперы"! Дуэт Кристины Даэ и Призрака просто шикарен, всегда восхищалась музыкой Уолберга.
И я могу попросить тебя скинуть мне несколько мелодий в личку, я буду очень признательна)
И теперь, благодаря этой главе, я метаюсь между двумя пейрингами Аро/Сульпиция и Аро/Анна, так что ожидание новой части теперь будет для меня еще не терпимее
Ну вот в общем то и все) Желаю вдохновения, на вторую часть, надеюсь ты нас порадуешь)




+1   Спам
2 Anabel   (18.05.2015 14:37)
Даже не знаю, сильно ли затянула: некоторые главы выходили 2 раза в неделю, а большинство раз в месяц - и в этот срок я уложилась) К тому же, я не сторонник выкладывать продолжение каждый день, если оно не устраивает меня по качеству, да и идеи добавляются новые постоянно.
Я бы сама не прочь побольше описать зал, если бы там было чего ещё описывать по задумке))) Я делала упор на атмосферу, чувства (как обычно), а детали, заявленные в самих выступлениях, вроде как должны были дополнить описание... Я могу пересмотреть в будущем, если действительно найдётся, что добавить, а пока... вроде как, думаю, всё вполне компактно и понятно.
Что касается мелодий, то они все в группе (в аудиозаписях и на стене), в том числе и песня, которую поет Алек, думаю, она тебе также придется по душе. (Если все-таки есть такое желание, то можешь поугадывать персонажа и выступление (могу в личку, если так удобнее).
Спасибо за поздравление! Открою секрет, метаться между пейрингами во второй части не придется больше wink




3 Djiny   (18.05.2015 14:44)
Конечно же поугадываю) И музыку послушаю)
Обещаешь, что не придется метаться? Ловлю на слове)




4 Anabel   (18.05.2015 14:57)
Конечно, обещаю))) В принципе и здесь-то не нужно smile (ох, уж эти мои непонятные полунамёки)




5 Anneta   (09.07.2015 23:03)
Уже почти середина июля,когда же продолжение ?(




6 Djiny   (10.07.2015 15:19)
wink Не торопим автора) У нее на все есть объяснения) Мне ведь тоже не терпится, и я пытаюсь  ее подбадривать и вдохновлять) Уверена, что как только Наташа будет готова порадовать нас новой восхитительной частью, то она сразу же это сделает)




Оставить комментарий:


Последние комментарии:

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
ДААА!!!  yahoo  taunt  happy  *бегает и радуеца в предвкушении*

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
Да) Я живой biggrin
Дописываю и облизываю)
Хотелось бы сказать, что всю нетленку - за год-то, но, увы, только главу
И ещё кое-что будет)

Ад для двоих. Часть I. Тёмная Библия
*ковыряет стол пальчиком* Продолжение ведь будет, да?)

Кадры из фильма Dead long enough, 2006 год
Я выкладывала ссылку в официальной группе в ВК, но вроде были какие-то проблемы с просмотром концовки( В октябре доберусь до дома и постараюсь исправить или сделать заново.

Скрины нового трейлера Рассвета II (4)
Вот бы зрелище открылось для случайно забредшего сюда путника)

Предыдущие комменты...
Обновления в фанфиках:

Любовь вампира Глава 17 (0)
Любовь вампира Глава 16 (0)
Любовь вампира Глава 15 (0)
Любовь вампира Глава 14 (0)
Огонь и Лёд Глава 42 (0)
Огонь и Лёд Глава 41 (0)
Огонь и Лёд Глава 40 (0)
Огонь и Лёд Глава 39 (0)
Огонь и Лёд Глава 38 (0)


Лучшие комментаторы:

  • Розовый_динозаврик (2450)
  • Кристалик (1553)
  • Эске (1550)
  • Lis@ (1547)
  • Jewel (1297)
  • Orpheus (1109)
  • Anabel (922)
  • ElieAngst (832)
  • ВИКТОРИЯ_ВОЛЬТУРИ (799)
  • BeautifulElfy (757)


  • Copyright Волтуримания © 2010-2017

    Сделать бесплатный сайт с uCoz



    Фото галерея





    На форуме сейчас обсуждают:


  • Болталка vol.2
  • Майкл Шин (Michael Sheen)
  • "Сверхестественное"
  • Кино
  • Физиология вампира


  • Мини-чат


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Сейчас на сайте:


    Реклама фанфиков

    Задумался Аро однажды. А что будет, если вампир выпьет кровь, с растворенными в ней антидепрессантами? Найдя союзника в лице Афинодоры, они решили провести эксперимент. Вот только не стоило на роль подопытного назначать Кая. Ой, не стоило…
    Победитель конкурса "Монпансье".

    Добавить рекламу