Меню сайта


Фанфикшн


Медиа



Творчество


Актёры



Поиск по сайту




Статистика:



Дружественные
проекты


Twilight Diaries - Сумеречные Дневники: неканоничные пейринги саги Стефани Майер в нашем творчестве





Главная » Фанфики
[ Добавить главу ]




Чёрные розы вечности




Глава 13

Ничья


Черная мантия с тонкой вышивкой изящно смотрелась на маленькой фигурке Вольтури, бегущей по коридору к кабинету своего повелителя. Кто бы мог подумать несколько лет назад, что из этой девочки получится старшая в охране, коей она стала с этого дня.
Суровое, холодное, грозное существо для всех… Самое нежное и трепетно любящее сердце для главного основателя клана, где перевернулось все её мировоззрение.

- Сеньор, вы меня звали?

- До чего же мне приятно слышать, как в твоём голосе пробуждается уверенность, дорогая. У меня кое-что есть для тебя по случаю первой победы. Твой дар не перестает меня удивлять, - Аро провел ребром ладони по девичьей щеке и вышел за дверь.

Джейн следовала за ним, держась на почтительном расстоянии, хотя её трясло от страха: в этом крыле замка она еще не была и жутко боялась потерять Старейшину в этой кромешной темноте, напрочь забыв о своем совершенном зрении. Засмотревшись по сторонам, она не заметила, как наступила на подол мантии господина.

- Прошу простить, - тихий голос отозвался эхом.

- Ничего, дорогая. Мы почти пришли.

Он распахнул массивные двери, и взору вампиров открылся огромный зал с золоченными колоннами. Большие окна полукруглой формы были занавешены бархатной тканью красного цвета, а напротив них располагалась богатая картинная галерея.

Джейн с интересом рассматривала работы великих творцов тех времен: иногда ей виделось, что фигуры в них двигаются, живут, улыбаются или плачут словно наяву. Каждая картина – отдельная история, параллельный мир.

- Подойди, - отвлёк вампиршу мягкий тембр Вольтури. – Как ты думаешь, что находится за этой дверцей?

- Не знаю, мой господин, - она не сразу заметила замочную скважину в стене, обшитой богатым узором.

- Открой. Думаю, ты готова, - произнёс Аро и протянул ключ. Пары оборотов было достаточно.

Джейн замерла. С портрета, написанного в пастельных тонах, на неё смотрела молодая девушка в крестьянском платье с астрами в руках. Слегка кудрявые длинные волосы цвета спелой ржи были аккуратно собраны в косу.

- Мама? – девочка недоуменно посмотрела на Старейшину и уже хотела задать вопрос: «Откуда?», но посчитала его лишним.

Огонёк интереса блеснул в глазах Аро.

- Что ты чувствуешь?

- Гордость, - недолго думая, ответила вампирша, ведь это чувство век не покидало её. Она всегда была достойной дочерью своей матери.

- Это всё?

- Простите?

- Я решил показать тебе этот портрет дабы удостовериться в твёрдости твоего сердца, ясности мыслей. Теперь ты можешь смотреть в родные глаза без лишней боли, и никто больше не может угадать в тебе и тени сострадания к кому-либо, чему-либо. Ты полностью отреклась от человеческого мира, перешагнула черту, – Старейшина тепло улыбнулся девочке. – Я не могу запретить тебе помнить, равно как и смотреть на этот портрет. Коли ты пожелаешь вновь увидеть ту, что подарила тебе жизнь, - он вложил ключ в её миниатюрную ладошку. – Это место всегда открыто для тебя.

Облик Аро казался Джейн настолько хрупким, что она боялась одним лишь взглядом разрушить его и тем самым потерять своего спасителя. Он улыбался, а вампирша отчего-то стыдилась своих мыслей, в которых называла его идолом или даже больше. Больше, чем то, чего ей нельзя касаться, а так хочется…

- Что ты на меня так смотришь? – Джейн поймала на себе глубокий взгляд брата.

- Люблю, когда ты улыбаешься.

- Улыбаюсь? – вампирша моментально стала выглядеть суровее обычного. – Я всего лишь вспоминала вчерашний инцидент на тренировке, теперь новенькие присмирели.

- Милая моя сестренка, я слишком давно тебя знаю, - руки Алека обняли ее, - и прекрасно понимаю.

- Я хорошо выгляжу? – она поправила прическу и посмотрела на часы.

- Всегда.

- Аро просил зайти. Скоро годовщина основания клана, нужно все подготовить: выслать приглашения и прочее, - Джейн уже начинал раздражать этот хитрый оскал напротив, и будь перед ней не брат, пришлось бы применить дар. – Да, я думала о нем! Да, я пойду к нему через четверть часа!

- Не сердись, просто ты такая… другая, когда думаешь…

- Хватит. Хватит, - второе слово вампирша произнесла по слогам и, легко толкнув Алека в плечо, покинула комнату, бросив на прощание насмешливую улыбку.

***
Темные коридоры по ночам имели особенность казаться еще мрачнее и глубже, словно пробудившееся древнее зло вышло на охоту и манит в свой плен созданий с неокрепшей волей противостоять себе.

Аро проплыл, едва касаясь ногами пола, к своему кабинету и обнаружил, что дверь не заперта.

- Хочешь партейку? – войдя, услышал он за спиной знакомый голос. Бесстрастный, словно ничего не произошло, и холодный, будто они знакомы лишь несколько часов и не успели еще ни возненавидеть друг друга, ни стать друзьями.

Маркус стоял, подперев собой стену, и вертел в руке одну из белых шахматных фигур – пешку, взятую с уже разложенной шахматной доски.

- В другой раз, - сухо бросил Владыка и, вынув из тумбочки несколько запечатанных конвертов, вновь направился к выходу.

- Далеко ли собрался? Другого раза может не быть.

- Ты не смеешь угрожать мне, - парировал Вольтури. – Забыл, что я – Верховный правитель?

- У меня все в порядке с памятью, ваше высочество, – Маркус, насмехаясь, поставил фигуру на место.

- Аналогично, - Аро принял закрытую позу, – первых ход принадлежит тебе.

- Распорядился. Хозяин, - презирающий голос протянул второе слово, а указательный палец легко толкнул вперед одну из пешек. – Признаюсь, наш последний «разговор» принес мне немало удовлетворения.

- Желаешь продолжить?

Ответный ход.

- Заманчивое предложение. Даже знаю, какую декорацию ты выберешь: многострадальный тронный зал, конечно же, свита, застывшая возле колонн и испытывающая ни то страх, ни то рвение разнять нас. Пустые эмоции, что заставляют стоять в стороне до тех пор, пока факел не коснется… твоего лица.

- Красиво, - улыбка владыки сделалась еще более лучезарной, чем прежде. – Мне стоит принять это как очередной вызов, или ты пришел поговорить?

- Шах, - нейтрально отозвался Маркус, словно самому себе.

- Я не сдамся так просто, - следующий ход заставил Вольтури изобразить на лице искреннее удивление, как могло показаться любому другому вампиру, но не Аро, прекрасно знавшему, что подобное выражение могло означать только иронию. – Говори сразу, чего хочешь? Меня утомляют твои игры.

- Притупляют бдительность?

- Пожалуй. Впрочем...

- Для начала ответь, пока я еще могу адекватно воспринимать твои пустые оправдания, как давно ты научился лгать мне в глаза? – с наигранным спокойствием спросил Марк.

- С тех пор как ты ослеп, влюбившись в мою сестру. Оправдания? К чему они мне? Я не обязан отчитываться перед тобой и тем более извиняться за то, что считаю правильным, - он в точности скопировал тон собеседника. – Да будет тебе известно, твоя любовь к Дидиме тебя еще и оглушила. Единственное, что осталось бедной девочке – искать совета у родного брата, сохранившего еще остатки рассудка.

- Складно, - Маркус едва ли не скрипнул клыками от нарастающего гнева, но все еще старался держать непроницаемую маску. – Только твои оправдания так же бессмысленны, как перешептывание листьев.

- Иногда и к ним нужно прислушиваться, брат, - Аро сделал еще один ход, а когда поднял глаза, в них горело неподдельное презрение. – Я убил сестру за измену. Твою измену.

- Прости?

- Представь, каково было мне? Мне, позволяющему вам все: любую роскошь, малейшую прихоть, самый неожиданный каприз. Ты задурил ей голову, задумал увезти, не заметив того, как она металась между нами. Она любила тебя, не спорю. Любила больше, чем саму жизнь. Только ты не подумал о том, что она может сомневаться, бояться вот так сразу покинуть эти стены, где есть все, и отправиться в никуда.

- Единственное, о чем мне нужно было тогда вспомнить, так это о том, что, оказывается, стремление к спокойному существованию по нашим законам – измена, - прорычал Маркус.

- Боже, да чем вам было так плохо? Я разве запрещал вам ту самую «тихую жизнь»? Что ты мне тогда сказал? Аро, ты справишься! Подумаешь, послезавтра битва! Подумаешь, поначалу будет сложно! Скажи, а если у стола отнять одну ножку, он долго простоит? – смеясь, спросил Старейшина, наблюдая, как по лицу брата заходили желваки. – Не спорю, Дидима была чрезмерно решительной, мудрой не по годам, иначе я бы ее не обращал. Она понимала, хоть ваша общая идея и вскружила голову, как сильно это ударит по мне. А я ведь просил. Просил подождать.

- Не гонись за тем, чего не дано понять. Я знал, что ей будет не хватать тебя, когда мы уйдем. Всё же, брат… Только с некоторых пор от этого слова остались лишь буквы, ибо ты всегда был верен лишь своим ребяческим амбициям. Довольно!

- Терпи, - Аро будто не слышал оскорблений. – Она ведь пыталась с тобой поговорить, помнишь? Только ты упрямо доказывал, что ничего не случится. Скажи, ты был хоть раз вот так, между двух огней?

- Я не верю твоим словам, - Маркус, почти не глядя, передвинул на клетку еще одну шахматную фигуру и, пройдя вглубь кабинета, зажал пальцами переносицу.

- Конечно! Ты даже сейчас думаешь только о своем светлом будущем с моей сестрой, каким оно было бы.

- Молчи! – все услышанное ножами летело в спину, разрывая пространство его памяти и разрушая все, чему он оставался верен все это время.

- Не повышай на меня голос, - в интонации владыки слышался приказ. – Забудь об идеализме, хотя бы к себе самому, и открой глаза. Я позволил вам уйти, но опять же после того, как ты меня вывел из себя, а перед сестрой разыграл спектакль, темой которого послужило мое «великодушие».

- Давай, переводи стрелки, - Маркус одарил «друга» язвительной усмешкой и встал у окна, казалось, любуясь истинным лицом своего названного брата и ожидая, когда он в конце концов захлебнется собственным ядом.

- А потом ты говоришь, что я не вижу себя со стороны, - Аро твердо шагнул навстречу. – Открою еще одну истину – себя никто не видит. Тот, кто обвиняет в лицемерии, сам грешит этим, волей или неволей, а тот, кто ждет банальных слов, вместо того, чтобы просто почувствовать – никогда их не получает. Признай, вы всегда поступали так, как вам вздумается, и перешли грань!

- Причем здесь она? Если я виновен?! – почти срывающимся голосом зарычал Вольтури.

- Иногда, чтобы защитить то, что у тебя есть и тех, кто верен тебе, нужно набраться храбрости и сделать выбор, за который тебя многие будут ненавидеть. Пожертвовать единицей, чтобы спасти сотню.
Дидиме был в тягость этот мир, и свобода бы твоя также ее разочаровала. Ей было больно, а особенно, когда она боялась с тобой поделиться этим. Мне потребовался более веский способ отрезвить тебя, напомнить, кто ты есть и показать, что в нашем клане все решаешь не только ты.

- Прошу, избавь меня от своей философии! Я прекрасно вижу, как ты веришь в то, что говоришь! Я так жалею, Боже, что не забил тебя до смерти при первой нашей встрече, как собаку. Когда ты научишься называть вещи своими именами, Аро? Тебе было плевать!

- Стало все равно, когда я понял, что ты готов отречься от данных мне обещаний. Уверен, предай сестра тебя когда-нибудь, хотя это невозможно, ты и тогда не пришел бы на мой зов, утонув в своей пустой боли и разочаровании.

- Да. Теперь. Когда я знаю, кто ты есть на самом деле, - он говорил все тише, отведя взгляд. - Наш мир не просуществовал бы столько, сколько существует, убей я тебя тогда, но зато Дидима прожила бы достойную человеческую жизнь, а я полюбил бы другую и не знал бы ее никогда.

- Нужно смотреть вперед. Несмотря на то, что нам отпущена вечность, у нас слишком мало времени, чтобы рассуждать о том, что было бы, если бы… - с лица Аро стерлась надменная маска, а рука сделала еще один ход на игровой доске.

- Мат? – вдруг раздалось шипение за спиной. - Я убью тебя. Клянусь всеми богами, я убью тебя, - с уже знакомым садизмом произнес Маркус, резко сдавив брату одной рукой горло, а другой – грудную клетку.

- В чем же дело? Держит то, что я прав, не так ли? - прохрипел Вольтури. – В обеих наших позициях равная доля правды, и это тебя бесит.

- Умоляю, продолжай.

- Еще потешить твое самолюбие? Спроси у своей протеже. Ну же, давай, убей своего лучшего друга. Дай взглянуть со стороны, как здесь все пожирает пламя вашего легкомыслия. Докажи мне еще раз мою же правоту. Ты знал, что так будет, Маркус.

Сейчас они уже смотрели друг на друга. По лицу Аро начали расползаться трещинки, от злости он уже не слышал ни его мыслей, ни своих собственных и лишь в ответ вцепился пальцами в горло противнику.

- Ты. Никогда. Не покинешь. Этого. Места, - прорычал Владыка. – Хотя бы потому, что я так сказал!

- Не бери на себя слишком много! – Маркус грубо оттолкнул его от себя и брезгливо одернул пиджак. – В дверь стучат. Может, откроешь?

- Какая жалость, - ухмыльнулся Вольтури, слегка размяв шею. – Войдите.

Джейн осторожно переступила порог, поприветствовав Старейшин и застыла, глядя в гневные глаза своего господина. Тот проводил взором Маркуса до двери и, круто развернувшись на каблуках, смахнул со стола шахматную доску.

Ничья. На этом кончилась их игра, прямо как в жизни. Равные…

Вампирша задрожала всем телом, боясь окликнуть господина, но скоро сама услышала то, о чем должна спросить.

- Письма на комоде.

- Мой повелитель, вы в порядке? – прошептала Джейн, взяв себя в руки.

- Да. Прибери здесь, - такой холодный ответ, казалось, сию минуту превратит ее в пыль.

Девочка мигом собрала с пола фигурки и заметила, что одну из них – белого короля - Старейшина держит в кулаке.

- Господин?

- Письма с красной печатью следует доставить лично, они для почетных гостей, - неожиданно ласково ответил он. - Отправь с ними кого-нибудь наиболее ответственного, за кем наблюдала и в ком уверена.

- Будет сделано.

- Пока не торопись, время терпит, но лучше подготовиться заранее. Ступай, дорогая, - Аро по-отечески приобнял ее за плечи и, медленно пройдя к занавешенному окну, заложил руки за спиной.

"Прости меня! Прости, что не имею такого права, как запереться у себя в кабинете на долгие века и предоставить самим себе тех, кто мне подвластен!" - всё еще кричало в голове в адрес брата. Он не чувствовал себя слабее, скорее наоборот, ибо за три тысячи лет слишком хорошо узнал его и легко мог просчитать любой шаг.

Звук щёлкнувшего дверного замка, похожий на взведенный курок, мгновенно слился с тишиной комнаты, в который раз оставив Старейшину наедине с самим собой.




           
            Дата: 18.09.2014 | Автор: Anabel




Всего комментариев: 0


Оставить комментарий:


Последние комментарии:

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Так жаль, что Нирелли пропала.

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Да, бесспорно хорошая работа.

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Аа, понятно, я как-то давно фанфики не читала, этот раз думала вот, что бы почитать, ну и как-то вернулась, вот так и вышло wink

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Автора нет на сайте уже четыре года... (

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Может быть Вы допишете фанф?

Предыдущие комменты...
Обновления в фанфиках:

Любовь вампира Глава 17 (0)
Любовь вампира Глава 16 (0)
Любовь вампира Глава 15 (0)
Любовь вампира Глава 14 (0)
Огонь и Лёд Глава 42 (0)
Огонь и Лёд Глава 41 (0)
Огонь и Лёд Глава 40 (0)
Огонь и Лёд Глава 39 (0)
Огонь и Лёд Глава 38 (0)


Лучшие комментаторы:

  • Розовый_динозаврик (2449)
  • Кристалик (1553)
  • Lis@ (1547)
  • Эске (1545)
  • Jewel (1297)
  • Orpheus (1109)
  • Anabel (922)
  • ElieAngst (832)
  • ВИКТОРИЯ_ВОЛЬТУРИ (799)
  • BeautifulElfy (757)


  • Copyright Волтуримания © 2010-2017

    Сделать бесплатный сайт с uCoz



    Фото галерея





    На форуме сейчас обсуждают:


  • Кино
  • Физиология вампира
  • Джейн
  • Игра "Хвост"
  • Вольтури в книге и в фильме. За и против


  • Мини-чат


    Онлайн всего: 3
    Гостей: 3
    Пользователей: 0

    Сейчас на сайте:


    Реклама фанфиков

    Прежде чем кинуться в пучину темных вод, чтобы навсегда остаться в царстве Аида, подумай, не забыл ли ты что-то очень важное в земном мире? Пока еще не поздно, вернись назад, к солнцу.
    Бронза конкурса "Там, на неведомых дорожках".

    Добавить рекламу