Меню сайта


Фанфикшн


Медиа



Творчество


Актёры



Поиск по сайту




Статистика:



Дружественные
проекты


Twilight Diaries - Сумеречные Дневники: неканоничные пейринги саги Стефани Майер в нашем творчестве





Главная » Фанфики
[ Добавить главу ]




Черные розы вечности




Глава 16

Точки над И


Из окон деревянной постройки во дворе доносился запах крови, но на этот раз - не человеческой. Раньше Анна сюда не заглядывала, тем более, не придавала значения подобному, но сегодня ноги будто сами принесли ее к плотно закрытым дверям. Девушка отчетливо слышала мерное биение сердец и дыхание существ, должно быть, живущих здесь давно.

- Приятно видеть, как вы держитесь. Для новообращенного любая кровь – магнит, - голос Аро удержал вампиршу от желания открыть затвор.

- Прошу простить меня, милорд.

- Я покажу вам и заодно проверю кое-что. Только обещайте не делать резких движений, - он улыбнулся. Вампира крайне веселила власть любопытства над неокрепшими умами. Особенно, если оно связано с голодом.

Девушка застыла в изумлении, увидев породистых лошадей разнообразных мастей: игреневая с дымчатой гривой и хвостом, вороная со светлой проточиной между глаз, серая, чей оттенок доходил до ослепительно-белого, тёмно-рыжая, бурая с каштановым отливом... Гривы их были зачёсаны на бок, шкуры идеально ухожены и блестели под лучами солнца, проникающими в конюшню. Это были сильные и гордые животные, напоминающие видом своих, таких же могущественных, хозяев.

- Нравится?

- Безумно нравится, господин, - зачарованно прошептала Анна. – Только… разве животные не боятся вампиров?

- Боятся. Некоторых. Я не вхожу в их число. Попробуйте угадать, которая из них - моя, - предложил Старейшина, подойдя к лошади серой масти. Та приветливо зафыркала и опустила голову ему на плечо. – Они привыкли ко мне с детства, главное – не повышать голос. Они ведь понимают, что мы – хищники. Вы им незнакомы, но если животные действительно проникались к вам, как к человеку, возможно, эта особенность не утратилась и приобрела новые качества.

Девушка ещё раз оглядела стойла и задержала взгляд на коне фризской породы, что ревностно фыркал, вертелся в стойле и создавал впечатление дикости, необузданности, будто его держат здесь насильно. Нескончаемая энергия сквозила в каждом движении и взмахе пышной кудрявой гривы смоляного цвета.

- Думаю, это он.

- Вопрос был донельзя простым, - усмехнулся Аро. – Хотите попробовать? – его глаза хищно сверкнули, а белогривая лошадь боязливо отошла назад. – Ш-ш-ш… Всё хорошо. А вот и причина вашего беспокойства, - он заметил, что животное ранило ногу о предательски незаметный гвоздь. – Видите? Во всем нужна ювелирная работа.

Никогда раньше Анне не приходилось видеть столь наивного доверия к свирепому существу, и она ещё раз убедилась в том, что Аро одной лишь лаской способен подчинить себе всех, кого пожелает. Кобылица вновь смиренно приблизилась к нему и слегка толкнула в плечо.

Вампирша вдохнула запах сена и словно утонула в воспоминаниях о времени, полном детских забав - времени, проведённом в отцовском загородном доме. Хоть городская жизнь и была ей ближе, а от свежего воздуха болела голова и клонило в сон, она всегда рвалась на природу с первым днём лета.

- Ну, что такое? Не нервничай, - прошептал Владыка, приблизившись к своему коню, и тот вдруг опустил голову в поклоне.

- Просто волшебство какое-то, повелитель! – выдохнула Анна, не ожидая такого жеста, выполненного без приказа.

- Ничего особенного. Тренировка и привычка. Прошу вас...

Вампирша осторожно подошла к стойлу и отчего-то почувствовала себя гораздо слабее черногривого красавца, которого Владыка аккуратно трепал по смоляным кудрям.
Аро взял трость жокея и провёл ею по передним ногам коня: тот послушно опустился на них, неохотно разрешая девушке оседлать себя.

- Аккуратно. Не забывайте, ваши силы несоразмерны. Теперь коснитесь стременами его живота, очень нежно. Раз… Хорошо. Можно быстрее, - Старейшина махнул хлыстом по копытам, и жеребец легкой рысью поскакал по конюшне, вначале явно опасаясь своей наездницы, но вскоре животное осознало: если рядом хозяин, с ним ничего не случится.

- Не знала, что у вас есть лошади, - восхищённо произнесла Анна, внезапно отбросив в сторону волнения и ощутив лёгкость.

Владыка улыбнулся, выражение лица его сделалось более человечным.

- Можете потянуть уздечку на себя.

Жеребец поднялся на задние ноги и изобразил «свечку». Так он прошёл около двух метров и вновь перешёл на рысь.

- Кажется, вы ему понравились, - засмеялся Старейшина, помогая девушке слезть. – Нужно подпругу подтянуть.

Новообращённая отошла в сторону и долго не сводила взгляда с господина, совсем по-человечески ухаживающего за конём, который с таким доверием клал голову ему на плечо.

- Господин, можно, – решилась спросить вампирша, - я посижу здесь немного, послежу за ними? – она вновь оглядела добрый десяток лошадей, гордо стоявших в конюшне.

- Справитесь? – серьезно спросил Аро.

- Конечно, - уверенно ответила Анна, хотя ещё не вполне представляла себе, как правильно ухаживать за лошадьми. Это занятие виделось ей новым и одновременно дающим возможность коснуться утерянной жизни.

- Что ж, пожалуй, я дам согласие. Если понадобится помощь – посоветуйтесь с Хайди. Что, надоело стоять? – обратился Владыка к вороному жеребцу. – Ну, пойдём-пойдём, - он ласково погладил его жесткую гриву и, попросив Анну шире распахнуть двери, запрыгнул в седло и вылетел во двор.

Таким она никогда не видела своего господина, да и редко кто, должно быть, видел. Обогнув несколько раз пространство, Аро вдруг замер, будто невзначай подняв голову в сторону окна. Маркус… Взгляд брата показался мягким, но улыбнуться не хватило сил, ибо всё это было ничтожно мнимо и окончательно разбило создавшуюся на миг сказку.

***
Тусклые лунные лучи, пробивающиеся через шторы, падают на заполненный бумагами и книгами стол в пустующем кабинете. Одна из книг, разительно отличающаяся от остальных, неосторожно брошена открытой на середину лаковой поверхности стола. Свечи уже догорели, оставив легкую растворяющуюся в воздухе дымку печального серого оттенка, на которой, словно легко касаясь струн арфы, играет луна.

На фоне холодных каменных стен мелькнула тень, укрытая бархатной мантией. Изящные руки раздвинули шторы, впустив в комнату столб жемчужного света. Высокая гордая фигура замерла возле приоткрытого окна и осталась недвижной до тех пор, пока позади не послышались шаги хозяина кабинета.

- Марк? - окликнул осторожный голос Аро, но брат не оглянулся, лишь тяжёлый вздох разбередил повисшую в воздухе ночную тишину.

Старейшина опустился в кресло возле потухшего камина и погрузился в молчание, не решаясь окликнуть друга вновь.

- Не думал, что мне придётся тебя благодарить, но всё же… - наконец, прошелестел голос последнего.

- За что? – шёпотом спросил Аро, словно не желая принимать никаких благодарностей.

- Ты ведь не причинил вреда Анне? – Марк оглянулся. Теперь в его взгляде нельзя было прочесть следов прежней боли и отчаяния. Лишь холод и неподкупность. И только в голосе ещё звучали тёплые нотки, которые уже почти растаяли. - Что тебя остановило? Осознание того, что я не позволю тебе убить её?

- Она сказала то, о чём мне, возможно, никогда не хватило бы духу тебе сказать. Где-то внутри я ждал этого часа. Да и потом, мне незачем её убивать.

- Красиво говоришь, – с губ Маркуса сорвался невольный смешок. - У меня к тебе вопрос.

- Я слушаю, - с нарочитым спокойствием отозвался Аро.

- Я видел реакцию многих на нашу свадьбу, и ждал удара от всех, кроме тебя. Глупый вопрос, не спорю. И всё же, мне важно знать одно - почему это сделал ты?

- Мне пришлось выбирать, - ответил Старейшина со вздохом. – Ты знаешь, не в моих правилах оправдываться, как и жалеть о своих решениях. Я сделал то, что сделал, прими это. Любви нет места там, где царит власть, - отчего-то собственный голос показался ему сейчас чужим.

- Тогда зачем тебе Анна? Нравится смотреть в её наивные глаза? – издевательским тоном спросил Марк.

- Причём здесь Анна?

- Я вижу, как ты на неё смотришь. Не надо лгать, она тебе не безразлична.

- Я сотни раз разбивал сердца, и ты ни слова не говорил против! – Аро вскочил с кресла и в мгновение ока оказался рядом с братом. Он чувствовал, как что-то давит ему на виски, чуть не ломая кости, сворачивает всё внутри. Маркус смотрел на него, как на злейшего врага, и пытал этим взглядом, не говоря ни слова.

- Они играли с тобой, как и ты. Понимали все твои ласковые уловки. А Анна цепляется за тебя как за соломинку, и ты отвечаешь из-за проклятой жалости, коей она не просит. Что с тобой? Неприятно, когда копаются в твоём сердце? Опомнись, я уже узнал о тебе достаточно.

- Чего ты от меня хочешь? – гнев переполнил Аро, но вдруг отступил, сменившись усталостью, окутавшей напряжённые нити нервов.

- Не поступай с ней так, как поступил со мной. Будь честен хоть с кем-то. Взамен я постараюсь тебя хотя бы терпеть, - сухой ответ прозвучал обезоруживающе.

- Оставь меня.

- Я не закончил. Ты ведь хочешь услышать правду? Услуга за услугу, так сказать, - Маркус смерил брата колючим взглядом и ядовито улыбнулся.

- Не узнаю тебя, - прошептал Аро.

- Страшно? Правда меняет, «брат», - добродушно улыбнулся Старейшина, подойдя к столу и со свойственным ему пафосом пригубив бокал крови. – Знаешь, я никогда не чувствовал себя лучше. Ты был прав, я не утратил дара после смерти жены. Помнится, она называла нас близнецами, - он говорил спокойно, даже безразлично и знал лишь сам, что скрывал под этим льдом.

- Ты плохо пародируешь, - произнёс Аро, облокотившись на спинку кресла.

- Это ты редко смотришь в зеркало. Анна достойна уважения за способность видеть свет даже во тьме, превращать кровь в растоптанные розы, улыбаться моей боли, искренне рисуя в голове красками тёплой грусти моё прошлое, где я был рядом с ней. Интересно, что она нарисует в своём сердце о тебе, кроме гробовой доски с надписью: «Его сгубил эгоизм»?

- Замолчи.

- Ты оставил её жить, чтобы начать заново строить свою вечность, однако, строишь на зыбучих песках. Я вижу в твоих глазах своё отражение, но меня больше ничто не способно ранить. Ты устал от распрей, а я от боли. Ты преданно смотришь мне в глаза, как я смотрел раньше, когда ты всадил мне нож в спину. Теперь всё наоборот. «Больно? Переболит…». Так ты мне однажды ответил?

- Почему бы тебе снова не вызвать меня на поединок? К чему весь этот фарс? – Аро резко вцепился в ворот его пиджака.

- Это не фарс, а лишь воздействие на твою шаткую психику. У тебя есть минута, чтобы опустить руки, - ответил тот с прежним спокойствием.

- Чего ты от меня хочешь?

- Станцевать ламбаду на твоём сердце, как ты станцевал на моём.

- Я не верю тебе, - прошептал Аро, будто находясь в забытьи. - За тебя говорит отчаяние.

- Я три тысячи лет не верил. Пора, наконец, очнуться и заглянуть правде в глаза. Я смотрю сейчас не на друга, не на брата, а на убийцу своей жены, которому в пору просить меня о смерти, - он сделал шаг к двери, показалось, добродушно улыбнувшись на прощание.

Аро посуровел.

- Так вот, кто я для тебя, – произнёс он с сарказмом.

- Ты ничего не знаешь о боли, если не считать шрама на твоей груди, оставленного моей рукой, - безразлично отозвался Маркус. – Не делай вид, что тебе больно.

- Зря ты так думаешь. Давай оставим обсуждения, на что я способен, а на что нет.

- Я вижу, даже если не хочу видеть, но поверить не смогу, при всём желании. Я слишком долго был жалким в твоих глазах и глазах клана. Мы построили очередную иллюзию, в которой мне нет места. Я слишком поздно это понял и тебе советую понять. Переболит, - Вольтури сделал акцент на последнем слове.

- Ты всегда поражал меня своим упорством, такое ни огнем, ни мечом не возьмёшь, - вздохнул Аро со слегка виноватой улыбкой. - Но то, как ты позволяешь себе отчитывать меня, не оставляет мне выбора. Я выслушал и принимаю твоё мнение так же, как и тебе сейчас придётся выслушать моё. Ты молишь о понимании, но нисколько не стараешься ответить мне тем же. Тебя всегда заботила только твоя личная боль, как меня - лишь мои амбиции. Когда я пришёл к тебе с дурными вестями о Дидиме, тебе было безразлично, что чувствует стоящий перед тобой на коленях её родной брат. Но я простил, я тебя понял… Я простил и тогда, когда вы оба решили сбежать, зная о битве, предстоящей через три дня, в успехе которой я не был уверен без вас.

- Не у одного меня в твоём клане есть дар, Аро. Не передёргивай.

- Ты опять меня не слышишь, – улыбнулся тот. – Вам всем всегда было безразлично и то, что пришли сюда на всё готовенькое, во владения сумасшедшего клоуна, которого вам столь приятно ежечасно видеть в тронном зале в моём лице. И хоть бы один шевельнул извилиной и без воздействия чужого дара подумал, как мне всё это даётся и для чего. Неужели и ты… с которым я прошёл через всё это, не принимал никогда ничего всерьёз? Кроме своей любви, которую сам себе придумал и накрутил шипами на сердце, жалуясь самому себе, как тебе больно, и совсем не подумал, нужна ли эта боль сестре. Неужели такие прописные истины способны лишь сейчас раскрыть тебе глаза? Я хочу понять тебя, но моё сердце, как ни желает, не может принять тех же чувств, что испытываешь ты. Принимай, как знаешь, я не собираюсь переубеждать лавину не сходить с горы и не стану больше стоять смирно, давая тебе возможность отыграться на мне.

- Иногда бывает полезно выплеснуть наружу то, что наболело внутри, - произнёс Маркус после недолгого молчания. - Ты просил меня тебя услышать, я услышал. Мне жаль знать, кем ты меня считаешь, но, в конце концов, слова - всего лишь вода, а жизнью руководят поступки. Если я сам во всём виноват, прошу прощения… Только не равняй это со своим предательством. Не все в твоём великом клане…

- Нашем, - перебил Аро.

- Не все сражаются только потому, что им так велено собственным страхом или чужим влиянием. Есть и те, кто верен лично тебе, и ты знаешь, о ком я говорю. И последнее... скажи мне, окажись ты на моём месте, простил бы меня?

- Попытался бы, - прошептал Аро, опустив глаза и зажав ворот рубашки.

- Счастливый, - улыбнулся Маркус. – Поэтому я считаю тебя сильнее себя, хоть ты и не веришь.

***
В обожжённое сознание ворвался сноп воспоминаний, разбуженный последней фразой брата, уже покинувшего кабинет и оставившего после себя ноющую боль на месте недавнего шрама.

- Аро? Аро, ты меня слышишь?

- Наверное, да, - сорвался хриплый смешок с холодных губ. – Вижу, что вовремя оказался рядом.

- Брось. Спасибо, конечно, но я справился бы и один, - Маркус кинул взгляд на догорающее пепелище. – Тебе лучше?

- Оказывается, даже у вампиров безболезненно не срастаются кости - поразительно! – Вольтури восхищённо сверкнул глазами, но тут снова, зашипев, откинул голову.

- Сумасшедший, - усмехнулся Марк. – Как ты нашёл меня?

- Ты только что ответил на свой вопрос. Это было не сложно. Безответно влюблённая в тебя девчонка рассказала, что ты отправляешься на восток.

- Думаю, у тебя сотрясение, ибо понятия не имею, о ком ты говоришь.

- Диана, - пропел Аро, подмигнув другу.

- Боже, пощади! Да, у неё таких, как я…

- Не будь так суров. Не только мужчины любят брать приступом крепости.

- Может, мне добить тебя? Ибо живуч ты, как Дьявол, - вздохнул Маркус.

- Не это ли прекрасно, брат мой? – певучий голос издевательски резал слух. - Ты ведь не запретишь мне называть тебя так после всех моих «выкрутасов», связанных с помощью тебе? – ехидно отозвался Аро, за что снова чуть не получил по раздробленному плечу.

- Я не просил. Возможно, не увяжись ты за мной, всё было бы проще!

- Не раздражай меня своим упорством. Я всего лишь хочу предложить тебе маленькую замену твоим странствиям. Но об этом не здесь, - он осторожно поднялся на ноги. – К тому же, тебе нечего терять, а риск ты любишь.

- А тебе? – осведомился Маркус. – Тебе есть, что терять?

- Нет, - задумчиво ответил Аро, помолчав пару минут. – Уже пять лет, как нет.

- Прости.

- И в Ад, и в Рай закрыт путь земному. У каждого под солнцем своё место, и всегда в жизни найдётся тот, кого следует оставить за спиной. Кем бы он ни был, так суждено.

Тогда он ещё не рассказал другу о сестре, стремясь забыть прошлую жизнь, не мучая ни себя, ни её.

- И ты готов пойти на это, Аро? Я слышу в твоём голосе противоречие.

- Ты сильный эмпат, Маркус, но поверь, я готов. Готов не просто оставить, если придётся – забыть.

- Счастливый…

Старейшина будто не заметил, как оказался один, утонув в своих мыслях и красках давних воспоминаний, коих ещё было множество. Он слышал лишь нежное звучание рояля, что разливалось под его тонкими пальцами, и потрескивание свечей, вторящих в такт музыке…

Ощущение чужого присутствия всё глубже закрадывалось в сердце, и это не было похоже на очередное явление души умершей сестры, так бесцеремонно вторгающейся в его личный мир с некоторых пор.

- Неужели я внушаю такой ужас, что беседовать со мною можно только через дверь? – шутливо бросил он, не отвлекаясь от игры.

Замок щёлкнул, и на пороге показалась невысокая девочка, одетая в чёрное платье в пол. Её волосы в лёгком «творческом беспорядке» лежали на хрупких мраморных плечах, а глаза пугливо поблёскивали.

- Здравствуй, Джейн, - проговорил Аро, не поднимая глаз, дабы ещё больше не напугать гостью.

- Я только послушаю, господин, - прошептала вампирша.

Старейшина ответил кивком и предложил девушке сесть подле себя. Джейн неуверенно подошла ближе и опустилась на колени рядом с инструментом.

Она очень любила смотреть на Старейшину снизу вверх, наблюдать, как лунные лучики играют на его бледном лице и чёрных волосах, отражаются в мудром гранатовом взоре, полном печали и раздумий.

Аро взглянул на неё, слова брата о преданности вновь вспыхнули в голове.

- Вас что-то тревожит? – спросила Джейн, робко поцеловав рубиновый перстень на его руке.

- Всё хорошо, дорогая, - он чувствовал, как собственный бархатный голос ласкает девичий слух, как это хрупкое создание готово слушать его целую вечность. Она не сможет до конца понять его сердца, да и кто способен знать кого-либо больше, чем он сам?

- Могу я узнать у вас?

- Конечно, милая.

- Я никогда не спрашивала, да и ни у кого, может, никогда и не спросила бы, только… - запиналась Джейн. – В ночь, когда вы спасли нас с братом…

- Да?

- Это вы освободили его от пут? – зачем желает узнать об этом, Джейн сама не очень понимала, но чувствовала, что это важно. Ответ приятно поразил вампиршу и прогнал из её уже давно не детского сознания лишние страхи.

- Это был Кай.

Девушка ещё раз пролистала в голове видение Анны, в первые дни открытое ей, и послала мысленную благодарность. Теперь она знала, что и тот, кого она боялась больше всего в своем «новом доме» способен защитить их, закрыв глаза на злобу.

- Благодарю вас, - прошептала Джейн и вздрогнула, почувствовав, как Старейшина легко коснулся губами её щеки.

Он, верно, знает, как давно хочется этой жестокой, но хрупкой девочке назвать по имени своего беспощадного повелителя.

Вампирша смотрела на него с невыразимым обожанием и смущённо улыбалась. Да и сам Аро был готов расхохотаться от такого, если можно так назвать, давления на себя, но не сейчас.

Нельзя сказать, что ему надоело быть чьим-то идолом, даже наоборот. Он всю свою человеческую и вампирскую жизнь ревновал всё ко всему, доходя до самого края абсурда. Теперь приходилось биться с самим собой, раскладывая по полочкам чувства, хоть ненависть и нечто высокое окончательно растворились друг в друге. Аро тоже вспомнил Анну, что с недавних пор разбудила в нём бурю противоречий своим упрямством и независимыми взглядами на жизнь, скрытыми под маской вечного согласия. Сам он часто использовал этот ход и, если бы не мог читать мысли, то полностью проникся бы доверием к этой девушке.

Или, быть может, уже поверил? Безумно хотелось найти тему для их разговора, хоть это было и просто на первый взгляд. Ненавидит ли он её за открытую правду о Дидим? Любит ли за, хоть и тусклое, но понимание во взгляде?..

***
Всю эту ночь Анна провела в окружении лошадей. Эти гордые животные ещё не до конца доверяли ей, но уже охотно ели из девичьих рук. Вампирша же чувствовала себя как дома, её никогда не покидала вера в то, что чистая энергетика животных может излечивать душевные раны и не только их.

Чёрного фриза девушка больше других баловала лаской. Она подолгу причесывала его гриву, гладила по спине и шее. Ей нравилось ощущать его мощь, как старшего из лошадей. Конь с шумом выдыхал воздух и благодарно облизывал шрам на горле «хозяйки», словно желая стереть с кожи две маленькие точки.

Лунные лучи несмело вторгались в щёлки стен - для человеческого глаза, бывшие блёклыми ниточками, а для взгляда вампира – искорками бриллиантов.

Вампирша закрыла дверь, ведущую к стойлам, и улеглась на стог сена, что лежал у входа в саму конюшню с внутренней стороны. Небольшое пространство освещал единственный факел, которому суждено было погаснуть на сегодняшнюю ночь.

Яркий свет и при жизни слегка раздражал глаза девушки: ночные краски нравились больше, а особенно, когда хотелось о чём-то поразмыслить.

Запах свежих яблок, лежащих в деревянном ящике возле «нового ложа» вампирши, отвлекал от голода, унося вновь в воспоминания о доме, бывшем совсем рядом – стоит только протянуть руку. Но теперь это было так же невозможно, как коснуться планеты, смотрящей на землю со звёздного неба.

Девушка вспомнила руки своей матери, и горло снова сдавил камень невыплаканных слёз, ибо никто не в силах запретить помнить.

В голову пришёл маленький стишок, который мгновенно полетел электронным сообщением на любимый адрес. Раньше эти несколько строчек могли заставить Анну крепко уснуть и призвать в сознание самые светлые сновидения. Ответ не пришёл, но девушка чувствовала, как мамино лицо улыбается, снова и снова читая стихи с телефонного экрана.

Этот «земной ангел», что хранил её с самого детства и до сих пор от всевозможных напастей, был той причиной, по которой она не успела возненавидеть жизнь, хотя поводов было много. И теперь, в новом своём качестве, Анна не переставала ценить те жертвы, на которые способна лишь настоящая мать для счастья ребёнка.

Жаль, детский умишко зачастую не всегда способен оправдать бессонные ночи, окутанные волнением, колючие мысли, от которых нельзя убежать троекратным стуком по дереву.

Нет, Аня не была маменькиной дочкой. Просто знала с ранних лет: люди всегда должны помнить и осознавать, в какие бы миры не манили их друзья или Его Величество Случай, что их ждёт тот, кому никогда не хватит сил разлюбить, кто не сможет пережить потери, кто ждёт своего ребёнка любым…

Вампирша не услышала звук отворяющейся двери. Её сердце было далеко отсюда, и лишь ласковый тембр голоса правителя вернул назад, скованную в лёд душу.

- Добрый вечер, - прозвенело в голове, и Анна машинально вскочила на ноги, после чего присела в реверансе. Показалось, воспоминания, всего минуту назад обнимавшие её, разлетелись подобно потревоженным бабочкам, сидящим на кусте роз.

- Прошу прощения, господин, не признала, - пролепетала она.

В темноте, обрамлённый тусклыми лунными лучами, стоял чёрный силуэт. Анна хотела вновь зажечь факел, но милостивый жест в ответ указал, что в качестве освещения достаточно и «жемчужных ниточек» сквозь щелки деревянных стен.

- Ничего, я тоже бываю удручённым своими мыслями. Решил лично проконтролировать то, насколько удачно вы справляетесь, - Аро аккуратно взял вампиршу за руку и закрыл глаза.

Чем больше та пыталась думать лишь о лошадях, тем сильнее хотелось именно с ним говорить часами об этом потерянном мирке своей жизни – доме. Почему? Этот вопрос давно звучал в её голове как риторический.

- Не извольте волноваться, они – чудо. Было бы кощунством с моей стороны причинить им вред, - чуть ломано произнесла Анна.

- И всё же инстинкты – вещь подлая, - тихим голосом ответил Аро, отойдя к двери. - Существует средство, являющееся отвлекающим манёвром для инстинкта голода, но оно может не сработать – боль. Всё твоё сознание путается и нехотя переключается на эпицентр раздражителя. Но абсолютного избавления нет, - его речи словно считывались с научной книги, хотя интонация то и дело выдавала желание уйти от этой темы и показывала, что Старейшина пришёл совсем не затем, чтобы обучать новенькую выдержке.

Анна, поблагодарив за совет, поклонилась и застыла, наблюдая за господином, что некоторое время молчал, словно обдумывая каждое своё слово, и бросал на вампиршу оценивающий взгляд, проникающий куда-то глубже бездны её тяжёлых дум.

- Вам не по душе это место? – вдруг прозвучал холодный вопрос, не требующий ответа, ибо он был очевиден. – Я не настаиваю на ином, но раз уж вы здесь, вам следует убежать от прошлого. Всё живущее в этих стенах полностью оторвано от остального мира, как бы ни было вам больно это слышать, придётся признать.

- И смириться… - глухо продолжила вампирша, искривившись от неприязни к собственным словам.

- Это ваше право, милая Анна. Есть множество вещей, с которыми никогда не смирюсь даже я, и ничья воля не сможет выжечь из вас то, чего вы не желаете забывать. Так легче живётся, поверьте.

- Простите, я… - Анна не верила своим ушам. Всевластный ли Аро Вольтури говорит с ней сейчас?

- Не вам ли, знающей моё прошлое, не понять меня, - опережая её вопрос, проговорил правитель. - Поверьте, я столько прочёл мыслей, что больше ни одна не сможет меня удивить. Если вы попросите, я смогу научить вас злиться без криков и обвинять без эмоций, но так, чтобы останавливалось сердце и проглатывался язык. Полезное качество в любом мире. Учитесь смотреть в глаза страху, если заимели в покровители мою сестру. Да, я убил её и не единожды, - вампир резко подошёл к девушке вплотную. - Да, я не испытываю злобы на вас. Прошло достаточно времени, и, думаю, сейчас брат сможет принять эту правду как надо. Да, это ещё одна моя игра, проверка на прочность. То, что меня закаляет. Надеюсь, я ответил на ваши вопросы, которые вы боитесь задать мне?

- Господин… - только и смогла выговорить Анна, попятившись назад.

- Противно? Обращаться ко мне так, – ещё один вопрос и сверлящий взгляд, улавливающий любое волнение.

- Нет.

- Приятнее просто на «ты», верно? Братья бы в один голос заявили сейчас, что мне просто скучно, - усмехнулся Аро. - В каждом из вас я не читаю ничего кроме страха. Только сестра могла меня ударить, когда разозлится, поцеловать, когда захочет. Всё, что было вокруг неё – ледяные, бесстрастные статуи да лебезящие девочки.

- Зачем вы…

- Говорю всё это? – ядовито прошептал он, склонившись над ухом вампирши и вновь зажав хрупкую ладонь. - Глупый вопрос для «человека», постоянно разговаривающего со своим вторым «Я». С кем-то более живым ведь проще? Тем, кто выслушает так же бесхитростно и бескорыстно, как мать, например. Она ведь ждёт тебя, верно? Не спит ночами, волнуясь за твою жизнь, и успокаивает себя, цепляясь за спокойный голос своей «домашней» девочки в телефонной трубке. Увы, не имею чести быть знакомым с подобными чувствами, но это не значит, что я не хочу, чтобы меня кто-нибудь так же выслушал. Или только вам дозволено вмешиваться в душу моего лучшего друга? Бросьте жалеть о том, что уже сделано. Будет легче, и вы перестанете чувствовать непреодолимое желание вывернуться наизнанку, чтобы вычистить из себя плохие воспоминания и мысли. Вы правы, считая: если покопаться в каждом, можно найти то, из-за чего можно простить многое. Но поступки решают всё, и поэтому нужно отключать своё сердце и глаза. На этом строится правосудие, часто идущее порознь со справедливостью. Я чувствую, как вас переполняет злоба, как вам неприятны такие темы, словно кто-то кричит в вас, заглушая мой голос. Не жалейте, не слушайте сердце, если оно твердит вам поверить моим глазам. Да, даже им, Аня. Моя душа, отражающаяся в них, может быть такой же маской, как яркий окрас экзотических пауков, убивающих одним укусом. Вы хотите поверить и разумом, и сердцем, но кто-то внутри умоляет вас сбежать, ударить, уничтожить, проклясть. Вы словно стоите между двух огней и уже не желаете слышать ни то, ни другое. Знаете, что такое предательство, Аня? Чувство, когда смотришь человеку в глаза и прощаешь, а мысленно убиваешь, до зуда ощущая в руках, как ломаются его кости, как ни что иное, похожее на твою боль, причинённую им?

- Знаю, - выдохнула вампирша, аккуратно отстраняясь от Старейшины.

- Я говорю сейчас, как сумасшедший, верно? – вдруг Аро нежно провёл ладонью по волосам девушки и тонко улыбнулся. – Признаться, решив поговорить с вами, я совершенно не планировал вас запугивать и, тем более, заставлять изменить своим принципам. Это ваша жизнь. Отчасти виноват я, что она дана вам такая. Вы можете попросить меня уйти, коли пожелаете. К сожалению, именно вам выпала карта, предвещающая вашу жизнь в этом замке и эти разговоры со мной, хотите вы этого или нет.

- Вы оставили меня в клане, но вам ничто не мешает изменить решение, - Анна с нескрываемой ненавистью взглянула на него. – Жаль слышать, что даже такой, как вы, древний вампир, боится сказать в глаза наивной дурочке, что она бесит его до глубины души. Что всякий раз, как вы видите меня, вам хочется едва ли не перекреститься от омерзения! Признайтесь. Мне не будет больно, да и какое вам дело, собственно?

- Вы ошибаетесь. Омерзения к вам я точно не испытываю.

- Неужели? – усмехнулась вампирша. – Вы согласны терпеть меня просто потому, что счастливы найти в моем лице существо, которому можете рассказать обо всем наболевшем?

- Мое наболевшее – только мое.

- Тогда оставьте тратить время на мое перевоспитание, ибо поздно.

- Мне незачем перевоспитывать вас, - ядовито улыбнулся Вольтури. – Признаюсь, я рад вашему порыву и не принимаю его за дерзость.

- Приятное одолжение, - прошипела Анна. – Рада, что доставила вам удовольствие.

- Главная ошибка всех моих врагов – принимать мою милость за одолжение, - вдруг он прошептал ей на ухо прижав к стене.

- Оставьте меня.

- Уже не могу, - усмехнулся вампир.

- Нет повода для беспокойства, мой господин, чтобы забыть – вам понадобится секунда после получения желаемого. Правда придется ждать еще три тысячи лет, чтобы эта секунда вам вообще понадобилась, - она скопировала тон правителя, хотя все тело скрутило от страха смешанной со злобой, и, к ее стыду, он наслаждался каждым из этих чувств.

- Меня разным рисуют, но еще никто так интеллигентно не назвал тираном, - прошептал Вольтури, сделав несколько шагов по направлению к двери, и вдруг остановился, оглянувшись. – Забавно… В глубине души вы уверены в моей способности обманывать самого себя, прикрываясь ненавистью, готовностью убить, неспособностью чувствовать. А всё оттого, что глаза красивые и сердце, как вы надеетесь, мягкое?

Она не отвечала, потупив взгляд и изо всех сил пытаясь упорядочить нахлынувшие эмоции, которые то набирали силу, то опускались до того уровня, когда можно назвать их пустым бредом. Аро обвел многозначным взглядом помещение и, как показалось девушке, совсем не был сейчас похож на владыку всего вампирского мира. Может быть, ей так безумно хотелось, а ему бесконечно нравилось играть, забавляя душу, но происходившее приобрело искреннюю важность для обоих.

- Однажды отец по ошибке запер нас с сестрой на похожей конюшне, а потом искал, решив, что мы убежали в лес. Собственно, так оно поначалу и было, - неожиданно тепло произнес Вольтури. – Лошади нас не выдавали, а близость ночи толкала на дикие поступки. Я чувствовал себя вором в собственном доме, да таким, что в случае поимки меня казнят самым ужасным способом, - немного помолчав, он протянул руку, и скоро девушка вновь оказалась в его объятьях. – Кануло в лету то, о чем я рассказывал Дидиме на протяжении этих нескольких часов, ибо мои истории по большей части являлись выдумкой, но хорошо помню, что мы танцевали… пока отец не вызволил нас.

Под его холодной кровью, казалось, таял жар гнева, всего час назад чуть не захлестнувший сознание обоих. Аро закружил Анну по пространству, и сколько та не пыталась увидеть в его кровавых глазах насмешку, столько радовалась внутри себя своей ошибке. С ним казалось так просто, свободно, будто во сне, где не важны слова, реалии, объяснения и другие мелочи. Она постепенно выгнала из сердца обиды, в ужасе поймала себя на мысли о том, что сейчас закроет глаза на то, кто есть он и кто она. Это как отпустить поводья, позволив лошади нести своего всадника, куда угодно, обгоняя ветер; это как скрыться от летнего зноя под ледяным водопадом, льющимся со скал.

«Ваш кулон говорит, вам сейчас очень больно», - прочел Старейшина одну из мыслей, мерцающих в молодом сознании.

- Простите, я слегка на эмоциях, - улыбнулся он, отпуская вампиршу. – Будем считать, это маленькая репетиция перед балом. Вы хорошо танцуете.

- Спасибо, - обронила брюнетка.

- Надеюсь, вы не считаете идею бала-маскарада старомодной?

- Не имею привычки зацикливаться на моде.

Аро легко улыбнулся.

- Свита считает подобное мероприятие еще одной возможностью показать себя, напомнить, по чьей милости тайна нашего существования еще не раскрыта и уверить, - он выделил последнее слово, - что к некоторым личностям мы еще сохраняем лояльность. Не берите в голову.

- Вы часто даете балы?

- Каждые сто лет собираются наши знакомые, друзья, каких сейчас мало, отдавая дань моей идее… Вы планируете участвовать? – вопрос прозвучал с интересом. – Большая честь – танцевать для Старейшин.

- Я подумаю, - кивнула вампирша.

- Буду признателен.

Аро медленно вышел, плотно закрыв за собой двери, а девушка приблизилась к фризу, который встретил её, признаться, очень умным взглядом.

- У тебя удивительный хозяин, Рей…




           
            Дата: 30.11.2014 | Автор: Anabel




Всего комментариев: 9


1 Djiny   (01.12.2014 11:17)
Наташа, Вижу ты обратила внимание на мою просьбу об этой милой парочке?! Я рада, очень рада)))
Пока читала, эмоции просто переполняли!
Аро так нежен с Анной, и от этого ожидание следущей главы все томительней!




+2   Спам
2 Anabel   (01.12.2014 12:07)
Просьбы было аж две! *а больше и не бывает что-то уже* Но дело не в них, просто сюжет дошел до этой точки, глава долго ждала своего времени и вот))) (ставку на диалоге с Марком делала все-таки) Спойлеры кидать не буду, но поволноваться "парочке" еще придется.
Все-таки Аро нежный получился у меня, как я ни старалась сделать их диалог жестким, ну ладно)))




3 Djiny   (01.12.2014 14:04)
Что значит поволноваться?
А диалог и вправду не слишком жестким вышел, он такой милый был, обожаю когда у Аро проявляютя такие черты характера!)




4 Anabel   (01.12.2014 14:47)
Ну, это только начало, даже предисловие к отношениям так сказать) будет еще много крутых поворотов, да и Аро - сложный персонаж достаточно, а "тараканы" в его голове еще сложнее))) Да и вообще, дальше появится персонаж, о котором я специально умолчала ^^

Диалог, думаю, показался мягким из-за того, что Старейшине под конец надоели все эти разборки, и он решил все свести пока на "нет", хотя с Анной они практически поругались, он её сам заставил характер показать)




5 Djiny   (01.12.2014 15:45)
Ну насчет характера, это да) Мне кажется, что у Аро така сущность - специально выбешивать некоторых людей, и выплескивать это на ружу, создаеться такое впечатление, что он питаеться этой реакцией!
Цитата
Да и вообще, дальше появится персонаж, о котором я специально умолчала ^^
Даже так? Хмм... И что же это за таинственый такой персонаж, будем ждать)




6 Anneta   (22.12.2014 23:41)
автор снова залег на дно,три недели прошло,а продолжения все нет sad




7 Anabel   (23.12.2014 09:37)
Автор слегка в шоке, ибо разрывается между двумя фендомами и зимней сессией, которая непонятно когда у нас начинается, ибо заочное отделение( Задания не все, но литературы тьма, с чего начать автор не знает( И тем не менее, продолжение практически готово и скоро выйдет biggrin




8 Anneta   (23.12.2014 11:47)
несчастная,удачи! На отлично сдать сессию)




9 Anabel   (23.12.2014 11:50)
Спасибо) Постараюсь сегодня/завтра вас порадовать) Надеюсь, эта глава тоже равнодушной не оставила)




Оставить комментарий:


Последние комментарии:

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Так жаль, что Нирелли пропала.

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Да, бесспорно хорошая работа.

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Аа, понятно, я как-то давно фанфики не читала, этот раз думала вот, что бы почитать, ну и как-то вернулась, вот так и вышло wink

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Автора нет на сайте уже четыре года... (

Рождённый побеждать (+ Глава 10)
Может быть Вы допишете фанф?

Предыдущие комменты...
Обновления в фанфиках:

Любовь вампира Глава 17 (0)
Любовь вампира Глава 16 (0)
Любовь вампира Глава 15 (0)
Любовь вампира Глава 14 (0)
Огонь и Лёд Глава 42 (0)
Огонь и Лёд Глава 41 (0)
Огонь и Лёд Глава 40 (0)
Огонь и Лёд Глава 39 (0)
Огонь и Лёд Глава 38 (0)


Лучшие комментаторы:

  • Розовый_динозаврик (2449)
  • Кристалик (1553)
  • Lis@ (1547)
  • Эске (1545)
  • Jewel (1297)
  • Orpheus (1109)
  • Anabel (922)
  • ElieAngst (832)
  • ВИКТОРИЯ_ВОЛЬТУРИ (799)
  • BeautifulElfy (757)


  • Copyright Волтуримания © 2010-2017

    Сделать бесплатный сайт с uCoz



    Фото галерея





    На форуме сейчас обсуждают:


  • "Сверхестественное"
  • Кино
  • Физиология вампира
  • Джейн
  • Игра "Хвост"


  • Мини-чат


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Сейчас на сайте:


    Реклама фанфиков

    Завоевав высокое положение в жесточайшем мире подневольных, сумеешь ли ты, урожденный афинодор, вырваться из рабских оков, или же тебе суждено навечно остаться узником чужого влияния?
    Бронза на конкурсе мини-фиков "Быть человеком".

    Добавить рекламу